Жена и IV Заповедь

Одна феминистически настроенная женщина (юрист), начавшая читать Библию, обратила мое внимание, что в заповеди о субботе в 20 главе книги Исход среди перечисления тех, кому Бог запрещает работать в день субботний, не упоминается "жена", что стало для нее поводом обвинить Бога в том, что Он поставил "жену" ниже рабов и даже "скотины", и что в то время как все отдыхали, жена "пахала дома".

Мой аргумент, что "жена" подразумевается как адресат заповеди вместе с мужем, она сразу отмела, ссылкой на 10-тую заповедь, где четко видно, что адресат 10-ти заповедей именно мужчина, и "жена" здесь упоминается отдельно: "Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего." (что кстати "добавило масла в огонь", так как получается что "жена" оценена как вещь, менее ценная чем дом и стоит на уровне рабов и скотины). 

Вопрос: почему все таки в 4-той заповеди не упоминается "жена"? Означает ли это что на нее этот запрет не распространялся и она могла "делать дела"?
Заранее спасибо за ответ. Василий.

Уважаемый Василий, благодарю Вас за вопрос.

Рассматривая  роль женщины в древнееврейском обществе и ее связи с заповедями Божьими, надо отметить, что Бог обращается к людям на их языке. Современный статус и права женщины как достижения демократического общества – явление новое. Поэтому когда мы читаем древние документы, а именно Библию, всегда следует учитывать несколько факторов:

- культурный контекст (каковы были нравы и обычаи общества),

- исторический контекст (в какой исторический период писался данный документ),

- религиозный контекст (религиозные предпосылки и верования были у народа),

- лингвистический контекст (на каком языке разговаривали люди, какие понятия в нем присутствовали),

- правовой контекст (какие законы и система права регулировали поведение общества и личности),

- мировоззренческий контекст (мировоззрение народа и восприятие окружающего мира).

Читая древние тексты, мы должны всегда учитывать эти контексты и задавать очень важный вопрос, принимая эти контексты во внимание: как слышал и воспринимал эти слова человек того времени.  Понимая это, можно сделать вывод для себя: как данный текст, документ, закон применим к моей жизни, какой нравственный, практический и философский смысл он несет.

Обратимся к четвертой заповеди в контексте патриархального общества. Упоминание женщины рядом с мужчиной было бы воспринято как оскорбление, и те важнейшие духовные наставления, содержащиеся в ней, были бы отвергнуты и неправильно поняты. Мужчина в древнем Израиле – не просто представитель мужского пола, как в современном обществе. Это больше, чем просто глава семьи или добытчик, кормилец. Это священник, духовный наставник и авторитет. Заповеди относятся в первую очередь как к нему, а через него – к его жене и детям. Чтобы этот закон не был превратно воспринят, заповедь начинается со слова «помни», - личное обращение в форме второго лица единственного числа без признака рода. Это указывает на то, что заповедь относится и к мужчине, и к женщине в равное степени.

В древнееврейском обществе как и в современном ближневосточном, исламском обществе, нельзя напрямую обращаться к женщине без разрешения на то мужчины (ее отца или мужа). Всякое прямое обращение будет расценено как неуважение и оскорбление. Поэтому заповеди, в том числе десятая, обращены к мужчине, а через него – к женщине. Бог учитывает культурные особенности людей и уважает их.

Таким образом, мы видим Бога, Который не только не унижает женщину, но уважает ее.

 

С уважением, Виталий Обревко

 

Нравится