Храмовое богослужение в Древнем Израиле I

Возможная реконструкция Храма Соломона
Возможная реконструкция Храма Соломона
Эта статья является продолжением исследования о богослужении.

Когда мы говорим о Храме, конечно же следует помнить о четырех этапах истории его развития и становления.

На первом этапе существовало Моисеево Святилище, именуемое в еврейской традиции, как МИШКАН. Это был переносной шатер, называемый в Синодальном переводе как «скиния собрания», который разбирался и кочевал вместе с израильским народом по пустыне. Так продолжалось до 950 года до н.э., пока царь Соломон не построил по указанию своего отца Давида постоянный Храм, в еврейской традиции БЭЙТ АМИКДАШ, который просуществовал почти четыреста лет, и был разрушен вавилонянами в 586-м году до н.э. Этот исторический период принято считать эпохой Первого Храма. По возвращении иудеев из вавилонского пленения к 515-му году до н.э. храм был восстановлен под руководством Зоровавеля, и началась эпоха Второго Храма которая подразделяется на два этапа. К концу I-го века до н.э. Ирод Великий завершил основательную реконструкцию храма, значительно расширив его территорию, что явилось заключительным этапом развития Храма. В таком виде он и просуществовал до 70-го года н.э., когда был разрушен римлянами.

Израильский Храм и Божье присутствие в нем

Прежде всего Святилище являлось местом реальной обители Бога среди Его народа: «И устроят они Мне Святилище, и буду обитать посреди их» (Исх. 25:8). Слово «обитать» переводит еврейский глагол ШАКАН, что значит «быть по соседству». Согласно записанному в последних стихах книги Исход, Бог в буквальном смысле поселился в Святилище, которое Моисей построил по Его повелению. «И покрыло облако скинию собрания, и слава Господня наполнила скинию; и не мог Моисей войти в скинию собрания, потому что осеняло ее облако, и слава Господня наполняла скинию» (Исх. 40:34-35).

То же самое произошло при завершении строительства Храма Соломоном:

«И внесли священники ковчег завета Господня на место его, в давир Храма, во Святое Святых, под крылья херувимов. Ибо херувимы простирали крылья над местом ковчега, и покрывали херувимы сверху ковчег и шесты его. И выдвинулись шесты так, что головки шестов видны были из Святилища пред давиром, но не выказывались наружу; они там и до сего дня. В ковчеге ничего не было, кроме двух каменных скрижалей, которые положил туда Моисей на Хориве, когда Господь заключил завет с сынами Израилевыми, по исшествии их из земли Египетской. Когда священники вышли из Святилища, облако наполнило дом Господень; и не могли священники стоять на служении, по причине облака, ибо слава Господня наполнила Храм Господень» (3 Царств 8:6-11).

Когда же Израиль отступил от Божьего завета, за что было допущено разрушение Иерусалима, и народ был уведен в Вавилонский плен, Слава Всевышнего явным образом покинула Храм.

«Херувимы поднялись. Это были те же животные, которых видел я при реке Ховаре. И когда шли Херувимы, тогда шли подле них и колеса; и когда Херувимы поднимали крылья свои, чтобы подняться от земли, и колеса не отделялись, но были при них. Когда те стояли, стояли и они; когда те поднимались, поднимались и они; ибо в них  [был] дух животных. И отошла слава Господня от порога дома и стала над Херувимами. И подняли Херувимы крылья свои, и поднялись в глазах моих от земли; когда они уходили, то и колеса подле них; и стали у входа в восточные врата Дома Господня, и слава Бога Израилева вверху над ними. Это были те же животные, которых видел я в подножии Бога Израилева при реке Ховаре. И я узнал, что это Херувимы» (Иезекииль 10:15-20).

На основании этих стихов явно видно, что Храм являлся не метафорой, а местом реального пребывания Божьей Славы. Именно по этой причине погибли Надав и Авиуд, сыновья первосвященника Аарона. В книге Левит 10:2 конкретно сказано, что они были сожжены огнем, который вышел от Господа. Как видно из выше процитированных текстов, Всевышний, явно пребывающий в Святом Святых, «восседающий на херувимах» (1 Царств 4:4; 2 Царств 6:2) умертвил их за то, что они, нарушив все предписания, которым их обучал Моисей (Левит 8-9), явились пред Ним в нетрезвом виде.

Несмотря на то, что, как утверждают богословы историко-критической школы, между устройством Израильского Храма, который состоит из внешнего двора, Святого и Святого Святых, и устройством языческих храмов, которые так же имели закрытое внутреннее отделение имеется сходство; внешнее структурное сходство не умаляет главного различия. Во внутреннейшем отделении языческих храмов находилась статуя, которая является представлением или проекцией того или иного божества, тогда как в Храме Божьем никакой статуи не было. Напротив, там находился ковчег, на крышке которого было не изображение Бога, а стояли резные фигуры херувимов, на них непосредственно и восседала Шехина (Слава Божья).

Само еврейское слово Шехина в Библии никогда не встречается. Наши читатели, возможно, встречали этот термин в иудейской литературе. Еврейские авторы переводят это слово как «Божье Присутствие». Впервые оно появляется в ранней раввинистической литературе, в частности в Мидрашах. Но слово Шехина является отглагольным существительным, а в Писании встречается его глагольный корень ШаKаН, который буквально переводится как «быть соседом». Иными словами, в повелении Моисею: «И устроят они Мне Святилище, и буду обитать посреди их» (Исход 25:8), Всевышний как бы говорит, что Он желает жить по соседству со Своим народом. Но при этом возникает серьезная проблема. Со времен изгнания из Эдема грешный человек не может оказаться лицом к лицу с Творцом и выжить после этого. А потому, пребывая в Своем Земном Храме, Господь хоть и находится по соседству со Своим народом, но при этом не является доступным ни для кого. Даже первосвященник, раз в год входя во Святое Святых для кропления крови в Йом Киппур, должен был закрыть себя облаком фимиама. Таким образом, в Ветхом Завете Храм является не просто местом пребывания Славы Божьей, но его структура, состоящая из трех отделений, фактически служит барьером между Богом и грешным человеком, предохраняя последнего от прямого соприкосновения со Всевышним, что, конечно же, приведет к гибели.

Интересно заметить, что в книге Иеремии есть удивительное пророчество: «И будет, когда вы размножитесь и сделаетесь многоплодными на земле, в те дни, говорит Господь, не будут говорить более: ‘ковчег завета Господня’; он и на ум не придет, и не вспомнят о нем, и не будут приходить к нему, и его уже не будет. В то время назовут Иерусалим престолом Господа; и все народы ради имени Господа соберутся в Иерусалим и не будут более поступать по упорству злого сердца своего» (Иер. 3:16-17). Таким образом, в этих текстах, явно демонстрируется идея того, что Храм является временной мерой, действующей до тех пор, пока грех не будет искоренен и человек сможет общаться с Богом напрямую.

С точки зрения внутреннего устройства и оформления ветхозаветный Храм являлся напоминанием об утраченном Эдеме. Стены Первого Храма, построенного Соломоном, были украшены изображением пальм и гранатовых яблок, ассоциировавшихся с Эдемским садом. А потому внутрь Храма, дальше жертвенника, израильтянин не левитского происхождения войти не мог. Все это указывало на историю грехопадения, после которой человек был изгнан из рая и мог лишь приходить к воротам сада со своим жертвоприношением. Именно по этой причине в ветхозаветном Храме присутствие смерти было невозможным. Смерть не совместима ни с реальным присутствием Бога, ни с символикой Эдема. А потому в кодексе левитских законов были заповеди, касающиеся ритуальной нечистоты. В частности, согласно записанному в 19-й главе книги Чисел, человек, который прикоснулся к мертвому телу или даже просто участвовал в похоронах, не имел право подходить к Храму в течение недели. Более того, на основании заповедей, записанных в 21-й главе книги Левит, священник вообще не имел права касаться никакого мёртвого тела и участвовать в чьих-либо похоронах, кроме своих ближайших родственников.

Вот почему никакое церковное здание не может ни называться, ни функционировать как Храм. Сегодня большинство христианских храмов  фактическиявляется некрополем, в котором захоронены или присутствуют в незахороненном виде останки святых, церковных деятелей и правителей. К тому же, как упоминалось выше, христианский священник делает прямо противоположное тому, что было предписано левитскому священнику. Совершая преосуществление эмблем евхаристии, он ежевоскресно соприкасается с мощами, находящимися в алтарной части Храма. А потому храмы, созданные в новозаветную эпоху, по сути представляют собой не копию, а карикатуру на ветхозаветный Храм.

Израильский Храм и его уникальное предназначение.

Как уже упоминалось, на первом этапе своего развития Храм представлял собой шатер, именуемый в Русской Синодальной Библии «скинией собрания», который кочевал вместе с израильтянами по пустыне в течение сорока лет. Однако, после завершения этого сорокалетнего странствования, Всевышний дал конкретное установление по поводу места для богослужения.

Истребите все места, где народы, которыми вы овладеете, служили богам своим, на высоких горах и на холмах, и под всяким ветвистым деревом; и разрушьте жертвенники их, и сокрушите столбы их, и сожгите огнем рощи их, и разбейте истуканы богов их, и истребите имя их от места того. Не то должны вы делать для Господа, Бога вашего; но к месту, какое изберет Господь, Бог ваш, из всех колен ваших, чтобы пребывать имени Его там, обращайтесь и туда приходите, и туда приносите всесожжения ваши, и жертвы ваши, и десятины ваши, и возношение рук ваших, и обеты ваши, и добровольные приношения ваши, и первенцев крупного скота вашего и мелкого скота вашего; и ешьте там пред Господом, Богом вашим, и веселитесь вы и семейства ваши о всем, что делалось руками вашими, чем благословил тебя Господь, Бог твой. (Втор. 12:2-12).

Таким образом, если в то время, когда Израильский народ находился в пустыне, Шехина, Божья Слава, постоянно пребывала в его среде, то когда израильтяне расселились по всей территории Ханаана, посещение Храма фактически превратилось в паломничество. То есть Храм являлся единственным и уникальным местом, где могли совершаться жертвоприношения. В 12-й главе книги Второзаконие конкретно оговаривается: «Берегись приносить всесожжения твои на всяком месте, которое ты увидишь; но на том только месте, которое изберет Господь, в одном из колен твоих, приноси всесожжения твои и делай все, что заповедую тебе» (Втор. 12:13).

Интересно заметить, как с окончанием сорокалетнего странствия по пустыне меняются некоторые законы Торы, адаптируя жизнь израильтян с кочевой в оседлую. В частности, если при выходе из Египта все израильские семьи должны были заколоть пасхального агнца и помазать его кровь на косяках дверей своих домов (Исх. 12:3-7), то в 16- главе книги Второзаконие записан строжайший запрет:

Не можешь ты заколать Пасху в котором-нибудь из жилищ твоих, которые Господь, Бог твой, даст тебе; но только на том месте, которое изберет Господь, Бог твой, чтобы пребывало там имя Его, заколай Пасху вечером при захождении солнца, в то самое время, в которое ты вышел из Египта; и испеки и съешь на том месте, которое изберет Господь, Бог твой, а на другой день можешь возвратиться и войти в шатры твои (Втор. 16:5-7).

Из процитированных выше библейских стихов однозначно видно, что ветхозаветный Храм являлся уникальным местом, которое ни в коем случае нельзя копировать, и к которому израильский народ должен был совершать паломничества для совершения жертвоприношений.

В связи с этим меняются и некоторые постановления, действовавшие в то время, когда Храм представлял собой мобильное Святилище - шатер собрания. Так, к примеру, в 17-й главе книги Левит есть такой закон:

«…если кто из дома Израилева заколет тельца или овцу или козу в стане, или если кто заколет вне станаи не приведет ко входу скинии собрания, чтобы представить в жертву Господу пред жилищем Господним, то человеку тому вменена будет кровь: он пролил кровь, и истребится человек тот из народа своего; [это] для того, чтобы приводили сыны Израилевы жертвы свои, которые они заколают на поле, чтобы приводили их пред Господа ко входу скинии собрания, к священнику, и заколали их Господу в жертвы мирные… (Лев. 17:3-5).

Иными словами, каждое животное, используемое в Храме для жертвоприношений, даже если его забивают просто на мясо, должно все равно закалаться и вкушаться как мирная жертва благодарности или по обету. Это означает, что практически любое употребление в пищу мяса, за исключением дичи, добытой на охоте, должно было являться актом храмового богослужения.

Однако же в 12-й главе книги Второзаконие описана несколько иная ситуация:

Когда распространит Господь, Бог твой, пределы твои, как Он говорил тебе, и ты скажешь: ‘поем я мяса’, потому что душа твоя пожелает есть мяса, —тогда, по желанию души твоей, ешь мясо. Если далеко будет от тебя то место, которое изберет Господь, Бог твой, чтобы пребывать имени Его там, то заколай из крупного и мелкого скота твоего, который дал тебе Господь, как я повелел тебе, и ешь в жилищах твоих, по желанию души твоей; но ешь их так, как едят серну и оленя; нечистый как и чистый могут есть сие (Втор. 12:20-22).

Таким образом, Бог еще раз закреплял в народе четкое понимание того, что, в отличие от многочисленных языческих капищ, Его Святилище обязано существовать исключительно в единственном экземпляре, и в нем будет Его непосредственное присутствие. Этим ветхозаветный Храм явным образом отличается от любого церковного храма, которых только по России насчитывается более тридцати тысяч.

В тексте также затрагивается одна важная проблема. Согласно записанному в седьмой главе книги Левит: «если же какая душа, имея на себе нечистоту, будет есть мясо мирной жертвы Господней, то истребится душа та из народа своего» (Лев. 7:20). Речь идет о так называемой ритуальной нечистоте человека, описанной в книге Левит с 12-й по15-ю главы.

В этом разделе книги Левит описаны ритуалы очистительных жертвоприношений, которые израильтяне должны были приносить после того, как исчезнут признаки болезни, делающие человека ритуально нечистым, и завершится время пребывания в состоянии нечистоты. Поэтому пока человек является нечистым, он не может вкушать мясо мирной жертвы, заколаемой в Храме. Как видно из выше описанного, Второзаконие 12:20-22 говорит, что вне Храма можно употреблять в пищу мясо животных, которые обычно приносились в жертву, без того, чтобы это считалось ритуалом жертвоприношения.

Иными словами, за исключением заболевания проказы, описанного в 13-й и 14-й главах книги Левит, состояние ритуальной нечистоты ограничивало израильтянина, который пребывал в нем, лишь от участия в храмовых ритуалах. Интересно заметить в этой связи, что в святоотеческой литературе, в частности, Дионисия Александрийского, в правиле втором говорится: «В период очищения женам не позволительно и входить в храм, и причащаться Святых Тайн». Этому правилу сегодня следуют многие православные священники, не допуская женщин во время месячных к причастию. Данный пример свидетельствует о полном непонимании уникальности храма и его функций в христианской среде. Такой обычай, к сожалению, был перенят у православия и некоторыми евангелическими русскими общинами, где и по сей день женщины не участвуют в Вечере во время месячных.

Продолжение следует.

 

Александр Болотников,
Директор Научно-исследовательского Центра "Шалом",
Доктор богословия

 

Изображение: Возможная реконструкция Храма Соломона, public domain.

Нравится