Божественное откровение как предусловие Исхода


Событие Исхода как следствие откровения Бога уникально в истории не только еврейского народа, но и всего человечества. Это не первое Богоявление (теофания – греч.) в истории, потому что до этого уже были известны откровения – случаи, когда Бог являл Себя человеку.

В частности – призвание Ноя в связи с Потопом, призвание Авраама с дарованием обетования о семени и земле, и т.д.[1] Исход же касается не отдельных людей, но всего народа, поэтому имеет исключительное значение, и повторится только в эсхатологическом[2] значении в конце истории человечества.

Уникальность феномена Исхода – освобождения народа Израильского из египетского рабства - заключается в предшествовавшем ему Божественном откровении через пророка. Мы видим два ключевых аспекта Исхода: откровение Бога – релятивный аспект[3] и спасение – аспект сотериологический.[4] Аспект откровения предшествует аспекту спасения, они взаимосвязаны, и первый не может существовать без второго, являясь его причиной.

В тексте Исход 2:23-25 говорится о сущности феномена Исхода:

И стенали сыны Израилевы от работы и вопияли, и вопль их от работы восшел к Богу.  И услышал Бог стенание их, и вспомнил Бог завет Свой с Авраамом, Исааком и Иаковом.  И увидел Бог сынов Израилевых, и призрел [в оригинале – познал] их Бог.

Мы видим последовательные шаги этого процесса:

1. Страдания Израиля в египетском рабстве.

2. Вопль к Богу о помощи.

3. Бог слышит вопль.

4. Бог вспоминает завет с Авраамом, Исааком и Иаковом.

5. Бог видит сынов Израиля.

6. Бог познает их страдания.

7. Бог открывается и призывает Моисея (Исход 3:1-9).

8. Бог посылает Моисея к сынам Израиля (3:10 и далее).

9. Бог карает Египет (Исход 7-11)

10. Бог выводит Израильский народ из Египта (Исход 7:12).

В этой последовательности очевидно, что откровению предшествуют определенные обстоятельства, при которых возникает необходимость в личном вмешательстве Бога в историю. Следующий этап - обращение народа ко Всевышнему, после чего происходит реакция Бога на этот крик о помощи. Далее Библия описывает, каким образом Бог отвечает на стенания Своего народа: Он слышит вопль евреев и отвечает на него согласно завету, заключенному с их отцами. И только тогда Он видит их и познает их страдания.

Язык, описывающий это предусловие откровению, не столько теологический, сколько юридический, поскольку фразы «услышал, вспомнил, увидел, познал» указывают на последовательность судового рассмотрения. Используя антропоморфические[5] выражения, Моисей стремится показать, что Божьи действия приобретают смысл в связи с заветом. После этого наступает откровение, из которого следует избавление.

Действия Бога не столько связаны с наградой Израиля или наказанием Египта за его отношения к евреям, сколько обусловлены верностью в исполнении обетований, данных Аврааму, Исааку и Иакову относительно их потомков. В этих текстах Бог показан как судья, призревший на страдания Своего народа, но Его действия хоть и исполнены милосердия, обусловлены заветом. Бог – не воплощение хаоса, присущего божествам языческих народов, действовавших беспорядочно и непредсказуемо. Живой Бог, Творец – это Бог закона и порядка, благодаря которым существует вся Вселенная. Спасение Израиля, в частности Исход, включено в этот закон, как в порядок вселенского Божьего правления, и происходит в рамках завета. Бог не похож ни на мать, находящуюся в панике из-за боязни за своих детей и управляемую эмоциями, ни на последовательного, лишенного чувств, запрограммированного на спасение, робота. Божественная гармония включает абсолютный, совершенный порядок, безграничную любовь и сочувствие творению. То, что для человеческой философии кажется абсурдом и противоречием, поскольку она базируется на полной детерминации[6] и абсолютной свободе, не является проблемой для Бога. Примирить эту несочитаемую двойственность может только Божественная природа и сущность, находящаяся за пределами человеческой логики и философии.

Бог слышит стенания, а потом вспоминает Свои обещания народу Израиля в контексте завета. И после этого Он видит сынов Израиля и познает их. Эта последовательность Божественных действий указывает на определенную направленность и сближение Бога со Своим народом: слышать – вспомнить – увидеть – познать. Нам сложно понять, почему именно эти глаголы передают идею Бога в контексте Исхода и в такой последовательности. В частности, когда мы рассматриваем их относительно природы Бога, возникает конфликт между значениями слов и абсолютной трансцендентностью[7] Божества. Создается впечатление, что эти слова ограничивают Божественную трансцендентность и передают Его подчиненность этой последовательности откровения. Но необходимо отойти от человеческого понимания этих глаголов: они указывают не столько на ограниченность Бога, сколько на последовательность его реакции на проблему. В то же время, они передают идею, каким образом Бог раскрывает Себя, лично вовлекаясь в историю.

Последний глагол «познал» («яда» – ивр.) непосредственно связан с откровением Бога. Познание – это близкая связь, невозможная без откровения. Оно происходит тогда, когда Бог являет Себя Моисею в горящем кусте. Это кульминация откровения. Человек никогда не постигнет, как действует Бог и каков Он, если Он Сам не даст познать Себя через откровение.

Все предыдущие глаголы не имели бы никакого значения, если бы не было следующего – «и явился»:

«И явился ему Ангел Господень в пламени огня из среды тернового куста. И увидел он, что терновый куст горит огнем, но куст не сгорает» (Исход 3:2).

Только тогда, когда Бог явился, все предыдущие действия приобретают особое значение. Мы способны верить, что Бог видит нас, слышит, помнит Свои обетования о нас, только тогда, когда Он является нам и избавляет нас. Без Богоявления невозможна вера, поскольку она всегда является реакцией на откровение, в котором Бог – инициатор, субъект, а человек – объект процесса откровения, а не наоборот. Вера является содержанием этого процесса. Израиль поверил, когда Бог явил Себя через слово Моисея, суды над Египтом, через апогей откровения – Исход.

Это событие всегда будет наимощнейшей рефлексией[8] в истории Израильского народа, поскольку переосмысление, переживание этого чуда будет питать веру всех последующих его поколений.

 

Виталий Обревко

 

Изображение: Фрагмент Средневековой Гравюры

 

[1] См., например, Быт. 12:6–7; 26:24; 35:9–10; 48:3–4; Суд. 13:21–22 и т.д.

[2] Эсхатология – богословская наука, изучающая вопросы событий последнего времени и пророчеств о конце мира.

[3] Релятивный – относительный, условный.

[4] Сотериология – богословская наука, изучающая условия, принципы и механизмы спасения.

[5] Антропоморфизм – наделение субъекта человеческими качествами.

[6] Детерминированный – ограниченный, причинно обусловленный.

[7] Трансцендентный – выходящий за пределы человеческого познания.

[8] Рефлексия – обращение назад, осмысление собственного опыта и процесс самопознания.

Добавить комментарий

Правила комментирования просты: стиль дворянского общения. Это значит не "тыкать" незнакомым участникам, не высказывать что-либо в обидном тоне, не пользоваться крепкими выражениями и считать других умнее себя.
Пожалуйста, говорите о статье, а не о Ваших религиозных убеждениях.
Согласно правилам boruh.info любой комментарий может быть удален или сокращен модератором без объяснения причин.
Пожалуйста, не размещайте комментарии в стиле «а вот ссылка на мою статью». Такие комментарии могут публиковать только авторы.

Хотите редактировать Ваши комментарии? Зарегистрируйтесь на сайте.


Защитный код
Обновить