Пурим: Кто Я?

Общество Реплика
Яков Чернин Просмотров: 5774


Книга Эстер вошла в канон Писания довольно поздно.

Действительно, ее стиль довольно необычен, причем отличается он не только манерой изложения.

Герои книги Этер как бы прячутся за карнавальными масками. За маской Эстер (имя происходит от Иштар или Астарта) прячется еврейская девушка Хадасса (мирт). Имя Мордехай означает "слуга Мардука или Марса". Интересно, что в отличие от Даниила и его друзей, которым языческие имена были навязаны, наши герои носят свои новые ники весьма добровольно.

Царь, названный Артаксерксом в русском переводе — это не Артаксеркс, а Ксеркс, автор книги Эстер также почему-то использует никнейм. Для русскоязычного уха нет большой разницы: Ксеркс или Артаксеркс, чего не скажешь об историках. Они видят очень большую разницу; дело в том, что Артаксеркс, хотя и был юношей весьма кровожадным, характеризуется как человек умеренный и мудрый. А вот его папенька, хотя и носил прозвище «царь героев», являл собой пример редкого сочетания трусости, тупости, бесхарактерности и любви к вечеринкам.

К сожалению, именно таков контекстный фон событий книги: ассимилированные евреи, не пожелавшие уйти строить Храм с Зоровавелем, царь, которым легко управляли его фавориты, пиры и борьба за власть со всеми присущими ей сюрпризами.

Но самые большие неожиданности ожидают нас, когда маска падает с того или иного персонажа. Под ней может оказаться совсем нет тот человек, которого мы ожидаем увидеть.

Книга Эстер изобилует описанием развилок. Постоянно присутствует выбор, который делают в двух случаях два героя или же Само Провидение выбирает, делая это независимо от желания или нежелания действующих лиц. Случаев два и героев тоже двое.

В начале книги царь устраивает пир, причем пир этот состоит из двух этапов. В конце книги царь сам приходит на пир, также "двухсерийный". С самого начала мы видим двух женщин: царицу Вашти, которая теряет свою корону в результате своей стоптивости, и Есфирь, которая получает корону вследствие своей покорности Мордехаю и царю. Мордехай и Аман - также антиподы. По причине "забывчивости" царя Мордехай, спасший монарха и достойный стать его фаворитом, получает свой приз с многодневным опозданием, вместо него на сцену вскарабкивается Аман, учитывая кухонные беседы с женой, скорее всего, отправляя к праотцам одного за другим своих конкурентов.

Царь подписывает два указа об иудеях: об уничтожении и о праве на защиту.

О юриспруденции при дворе Ахашвероша вообще необходимо сделать специальную ремарку. С одной стороны царь слывет большим поборником действий в рамках правового поля: "дела царя делались пред всеми знающими закон и права" — констатируется в тексте, но автор книги Эстер сам лично вряд ли на сто процентов согласен с этим имиджем. Чего только стоит вскользь упомянутое "великодушие" монарха: "Питье шло чинно, никто не принуждал, потому что царь дал такое приказание всем управляющим в доме его, чтобы делали по воле каждого". Можно себе только представить как выглядел бы пир, если бы такого приказания не было.

Аман возвышен, Мордехай не получил награды и то ли не желает с этим смириться, то ли не желает кланяться Аману как божеству.

Гнев фаворита не знает границ: истребить евреев!

Когда жребий брошен, Аман обращается к царю с ходатайством о смертной казни для всех иудеев. Интересно, что в его речи опять присутствует цифра "два" и антиподное противопоставление: есть народы (все люди как люди) и есть народ, законы которого не такие как у всех. Далее Аман оговаривает иудеев "законов царя они не выполняют". Маска спадает, и великий поборник Вселенской юриспруденции без какого-либо расследования дела подмахивает указ об истреблении миллионов евреев, делая это с такой же легкостью, как учитель пения ставит всему классу высшую отметку за хоровое исполнение песенки "В траве сидел кузнечик". За маской царя явно проступает гримаса трусливого и одновременно кровожадного диктатора, в точности такого же жалкого и ничтожного, какими являются все карлики-тираны: все их действия - это ничто иное как попытки спрятать своё ущемленное самолюбие и параноидную трусость за фасадом, помпезно декорированным любовью к закону, справедливости и, одновременно с этим, приступами феерической агрессии, степени которой позавидовали бы даже голодные шакалы.

С этого момента кажется ясной причина выдвижения злобного честолюбца Амана: подобное притягивается подобным. За спиной садиста-мерзавца, готового залить улицы кровью невиновных людей только лишь по той причине, что его конкурент из этого же народа, собирается прятаться царь. Аман - это очень подходящий кандидат, чтобы стать правой рукой несостоятельного самодержца. Если еще в первой главе присутствовала хотя бы и гипотетическая, но все же возможность коллегиальных решений в виде совета семи князей, то теперь престол Амана стоит выше престолов этих князей, а сам он упоительно конструирует виселицы для всех, кто осмелится не признать в нем божка.

В Писании Бог действует множество раз, вступив в игру, и используя при этом фигуру, не имеющую даже малейшей возможности победить. Именно такой фигурой является Эстер, отважно стоящая на внутреннем дворе царского дома. Она противопоставлена в данном случае Ахашверошу. У Ахашвероша было семь советников-князей, у Эстер - семь служанок. За Ахашверошем стоит придворный интриган, которому царь повинуется несмотря на свое царское достоинство, за Эстер - Мордехай, которого царица продолжает слушаться как отца. Важной деталью является то, как служанки поддерживают Эстер: царица находит в их лице своеобразный неполный миньян.

Эстер начинает и выигрывает.

Находясь на волоске от гибели, она тем не менее берет верх в кошмарном поединке с Аманом, приобретая не только свою жизнь, но еще и жизни огромного количества взрослых, детей и стариков.

Ослепительно красивая царица вызывает восхищение своего монарха, вместе с ним восхищается и Аман, который, опьяненный, как ему казалось, успехом, полностью потерял бдительность и не увидел за прекрасной маской царицы лицо своей смерти, а за маской приготовленного пира реальности своих поминок.

Трагикомизм происходящего до предела накаляется, когда ослепший от похмелья власти Аман, готовит виселицу, причем его женушка, которая вначале дает веский совет о постройке этой самой виселицы, затем с хладнокровностью манекена констатирует: наверное падешь... и мудрецы-советники Амана, как стая койотов сливаются в тоскливом вое: падешь...

Самая главная проблема Амана в том, что, увлекшись маскарадом и придворными интригами, он не увидел Того, Кто стоял за народом, который наш герой так старательно пытался извести. Бог, как бы скрыт под маской, как бы невидим, но при этом реален. По ряду причин, о которых мы уже писали, Он не вмешивается явно в происходящее, однако и не оставляет Свой народ. Самое страшное для Амана - это то, что Творец принимает правила игры безумца, доводя до конца начатую Аманом партию. Аман не только получит похоронный ужин вместо пира, не только сам подготовит себе виселицу, но также перед этим своими руками посадит своего конкурента-еврея на царского коня, оденет его по-царски, не забыв возложить на его голову царскую корону, сам превратясь в посмешище для тех, кто еще вчера падал ниц перед ним. О том, какого позора удостоился Аман, говорит деталь: Аман пошел домой, закрыв голову.

Да действительно такому положению не позавидуешь...

Но самое главное — это то, какой вывод должны были сделать евреи-современники описанных в книге Эстер событий. Самым важным было понимание того, что происходящий в империи безумный маскарад не закончится никогда. Мордехай спас царя от заговора евнухов? Ненадолго. Когда наш друг Ксеркс закончил свой второй десяток лет сидения на троне, группа неподдержки царя, возглавляемая одним из его военачальников, убила Ксеркса в его спальне.

История не сохранила для нас ни упоминания о Мордехае, ни о царице Эстер.

Скорее всего, то положение, которе они получили при дворе Ксеркса, было очень недолговечным и предназначалось Провидением исключительно для спасения евреев от гибели.

Понял ли это Мордехай?

Одно из традиционных толкований, сделанное на основании Ездры 2:2 и Неемии 7:7, говорит, что понял и строил Храм, и даже понимал изначально.

Нам же такая трактовка представляется очень сомнительной. Скорее всего Мордехай умер на чужбине, а придворный трагикомичный кровавый маскарад не прекращается и сегодня.

Кто мы с вами?

Участники этого маскарада или маленькая группка, последовавшая за Зоровавелем строить Храм?

 

Яков Чернин

Добавить комментарий

Правила комментирования просты: стиль дворянского общения. Это значит не "тыкать" незнакомым участникам, не высказывать что-либо в обидном тоне, не пользоваться крепкими выражениями и считать других умнее себя.
Пожалуйста, говорите о статье, а не о Ваших религиозных убеждениях.
Согласно правилам boruh.info любой комментарий может быть удален или сокращен модератором без объяснения причин.


Защитный код
Обновить

Обсуждения

  • «Три дня и три ночи»

    • А всущности есть и третая ( точнее первая) ночь - только 3 часа, а где и когда ...
       
    • ! Три дня и три ночи Христос находился на пике борьбы света со тьмой, чтобы Своей ...
  • Природа Божества: один или един?

    • В Писании нет понятия "божество" ,а слово "эхад" означает ОДИН и не подразумевает ...

Вход на сайт

Недельная глава

Дварим / Второзаконие | Ницавим נצבים

Тора близко

В Недельной главе сказано: «Ибо заповедь сия, которую я заповедую тебе сегодня, не недоступна для тебя и не далека; она не на небе, чтобы можно [было] говорить: `кто взошел бы для нас на небо и принес бы ее нам, и дал бы нам услышать ее, и мы исполнили бы ее?' и не за морем она, чтобы можно [было] говорить: `кто сходил бы для нас за море и принес бы ее нам, и дал бы нам услышать ее, и мы исполнили бы ее?' но весьма близко к тебе слово сие: [оно] в устах твоих и в сердце твоем, чтобы исполнять его» (Второзаконие 30:11-14).

Выбор Редакции

Доисторический киббуц

ПОСЕЛЕНИЕ ШААР ХА-ГОЛАН СТАРШЕ ИЕРУСАЛИМА, ТВЕРИИ И МОСКВЫ ВМЕСТЕ ВЗЯТЫХ.

Почему пошли в большевизм: горькие уроки истории

…и злословящих тебя прокляну (Бытие 12:3)

Когда я учился в старших классах в годы перестройки, мне очень часто приходилось слышать о том, что огромный процент среди революционеров и чекистов составляли евреи. Интересно, что в хрущевские и брежневские годы разгула советского государственного антисемитизма и антисионизма, эти факты не упоминались.

 

Путешествия