Правоверный. Глава XVIII

Творчество Проза
Шульзингер Яков Просмотров: 1417


Несмотря на то, что я принял Иисуса Христа, как своего Спасителя и больше не ходил в ешиву, во мне сохранялся определенный страх перед крещением. Я не хотел, чтобы меня называли выкрестом. Тем не менее, каждую субботу я посещал адвентистскую церковь на Ямской, с удовольствием общаясь с христианами, ближе всех из которых мне был, конечно, Толик.

По субботам Толик бывал в своей  церкви, а в воскресенье обычно отправлялся в молодежный  христианский центр под названием "Новая жизнь", где он выполнял обязанности переводчика. Этот центр открылся в 1990 году как многоконфессиональная евангелическая церковь. Кроме того, он служил базой для американских миссионеров, приезжавших в Советский Союз. Всем им нужны были переводчики, которых в то время не хватало.

Меня восхищало то, что Толик владел английским языком. Мне тоже хотелось научиться говорить по-английски.  Годы обучения школе и университете, практически не оставили мне и следа каких-либо знаний  этого языка. Поэтому я обратился за помощью к Толику.

"Это будет нетрудно сделать, - сказал он, - хотя тебя годами учили без толку. То же самое было и со мной. Я теперь говорю по-английски потому, что имел разговорную практику. Почему бы тебе не пойти в "Новую жизнь" в воскресенье?  Там будет целая группа американцев и масса возможностей для общения".  Я с удовольствием согласился.

В следующее воскресенье, прибыв вместе с Толиком в центр "Новая жизнь", я сразу же познакомился с большой группой американских старшеклассников и их учителем, Грэгом Грегори. Это были первые американцы, которых я встретил в своей жизни.

"Май нэйм из Яша", - сказал я единственное, что знал. Американские подростки сразу же окружили меня и стали что-то  наперебой говорить. Я не понимал абсолютно ничего, но ужасно хотел общения.

Этот случай вдохновил меня на активное изучение английского. Я стал брать частные уроки и каждое воскресение вместе с Толиком посещать центр, где происходили богослужения на английском языке с переводом. Мои разговорные возможности быстро росли, и с каждым разом я мог все больше общаться с  самыми разными американскими миссионерами.  Это радовало меня, хотя одна вещь немного смущала: я повстречал среди них баптистов, пятидесятников, пресвитериан и проч., но ни разу не видел ни одного адвентиста седьмого дня. Неужели в Америке нет адвентистов? - думал я. - Может быть, адвентистская церковь на Ямской - единственная подобная в мире?

Я чувствовал себя в этой церкви совершенно на месте, и чувствовал, что она преподает здравое, основанное на Библии учение. Но как жаль, что такие верующие есть только у нас в Киеве!

В одну из суббот я решил поговорить об этом с пастором. "Дело в том, - сказал он, - что в мире существует приблизительно семь миллионов адвентистов, и что интересно, это одна из самых широко распространенных деноминаций. Мы верим в принцип, изложенный в 24 главе Матфея, стих 14: "И проповедано будет сие Евангелие царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам, и тогда придет конец".

Бог хочет, чтобы Его Евангелие и Его закон стали известны всем людям в мире. Еще в Ветхом Завете мы находим слова Исайи: "Дом Мой наречется домом молитвы для всех народов" (Ис.56:7).  И наша церковь откликается на Божий призыв проповедовать всем, поэтому верующие - адвентисты,  несущие благую весть, есть в 200 странах мира - это вторая по широте распространенности в мире деноминация.

Кстати, - закончил пастор, - к нам в этот вторник приезжает американский проповедник для проведения евангельских встреч в Киеве. Приходи, пожалуйста, на них, и, если захочешь поговорить с ним, я вас познакомлю".

Он дал мне маленький листок-приглашение, на котором я прочел: "Пастор Джон Роберт Спенглер приглашает вас в  Дом Органной музыки для совместного изучения Библии. Давайте будем вместе знакомиться с Иисусом".

Я решил, что приду на эту встречу.

В  наступившую среду я направился в Дом Органной музыки - бывший  великолепный католический храм, построенный еще в 19 веке и с 1927 года являвшийся местом проведения концертов органной и классической музыки. Встречи пастора Спенглера были первыми религиозными собраниями, состоявшимися в этом здании со времен 1920-х годов.

Спенглер сразу же понравился мне. Спокойный, ясно и логично представляющий библейские истины, он производил впечатление мыслящего человека. Какой радостью для меня было приходить на его проповеди вечер за вечером!  Мне нравилось то, как он сопоставляет Ветхий и Новый Заветы, принимая всю Библию, а не только Евангелие, как вечное Слово Божье.

И хоть встречи в Доме органной музыки продолжались всего пять вечеров, к концу их я чувствовал побуждение к более явному и определенному посвящению себя Иисусу. Мне хотелось лично поговорить об этом с пастором Спенглером, и после заключительной встречи я подошел к сцене, где вместе со Спенглером находился и наш пастор. Я видел, что проповеднику уже нужно было уезжать, и потому сначала обратился к пастору Юрию с вопросом о возможности беседы со Спенглером в данный момент. Пастор Юрий не видел никаких препятствий для нашей встречи и спросил только, не нужен ли мне переводчик. Я решил попробовать поговорить сам.

"Пастор Спенглер, - обратился я к проповеднику, - я - еврей, и недавно пришел к заключению, что Иисус Христос - мой Мессия".

Глаза у слушающего удивленно расширились. По-видимому, он совершенно не ожидал таких слов. Видя, что он полон внимания, я с большей уверенностью продолжал: "Но есть одно смущающее меня обстоятельство. Когда я пришел к христианству, то увидел так много различных церквей, верящих во Христа, как Мессию, что не знаю, к какой из них я должен присоединиться".

" Я думаю, к той, которая действительно следует Библии", - был ответ.  Меня он не удовлетворил. "Я определенно знаю, что не могу присоединиться к католической церкви, которая в большей мере, чем Библии, следует традиции, но как быть с остальными деноминациями? Они все говорят, что основываются только на Библии".

Спенглер, вероятно, почувствовал, что со мной нужно говорить более конкретно, и потому спросил: "Ты, как еврей, пришедший ко Христу, считаешь, что десять заповедей, включая заповедь о субботе, по-прежнему имеют значение и им следует повиноваться?"

- Да, - ответил я, - у Павла в послании к евреям я прочитал, что для народа Божия остается субботство.

- А ты знаешь хотя бы об одной христианской церкви, которая соблюдает субботу? - последовал вопрос.

- Ну-у... я не очень много знаю о христианских церквях, - сказал я. - Здесь, в Киеве, субботу соблюдают в церкви христиан-адвентистов седьмого дня, но я встречал немало американцев в центре "Новая жизнь", которые также являются христианами, но субботу не празднуют. Мне неизвестно, соблюдает ли какая-то другая церковь в мире, кроме адвентистской, субботу. - Адвентистская церковь существует не только в Киеве, - сказал Спенглер, - это всемирная церковь, которая везде, во всех странах почитает заповеди Божьи и празднует субботний день. Лично я ничего не слышал о какой-либо еще христианской церкви, которая была бы привержена этим принципам. Эта церковь проповедует всем нациям, включая евреев, а значит ее проповедь предназначена и для тебя. Я вижу, что ты веришь в эти принципы, и потому не знаю, что еще я должен сказать тебе".

Покидая зал органной музыки в тот вечер я был буквально захлестнут впечатлениями. Существует всемирная церковь, верящая во Христа, как Мессию, и в то же время почитающая десять заповедей, в том числе и заповедь о субботе!

У выхода я дождался пастора Юрия Григорьевича и вместе с ним направился к станции метро. Я был страшно напряжен и взволнован, но взяв себя в руки и набрав побольше воздуха, произнес, стараясь говорить самым обычным тоном:

- Юрий Григорьевич, как я могу стать членом церкви христиан-адвентистов седьмого дня?

Мой вопрос был явно по душе пастору, и он с готовностью ответил: "Продолжай посещать наши богослужения. Твое решение -  очень серьезное дело, и ты должен знать, куда собираешься пойти. Если ты будешь после каждого богослужения оставаться для ознакомления с  доктринами нашей церкви, то изучив их, сможешь принять крещение. Ближайшее крещение состоится 22 июня".

Я решил, что 22 июня 1991 года станет особым днем моей жизни. Я сказал себе, что ничто не должно помешать мне креститься.

 

Продолжение следует

Яков Шульзингер

Изображение: https://www.ministrymagazine.org/archive/1997/11/

Нравится