Правоверный. Глава IV

Творчество Проза
Шульзингер Яков Просмотров: 2158


В семь часов вечера в понедельник я был у Володи. Как только я вошел, то увидел группу евреев, сидящих в кругу и что-то читающих. Это была Тора!
Заняв свое место, я внимательно следил за чтением и обсуждением святого писания.

Слезы навернулись мне на глаза, когда я осознал свою беспомощность - мне так хотелось читать священную еврейскую книгу и присоединиться к дискуссии, но был не способен сделать этого.

Позже Володя подошел ко мне и сказал: “Не расстраивайся. Тебе нужно найти учителя еврейского. Вот список фамилий, попробуй выбрать”. Он вручил мне список учителей и мест, где я мог бы учить еврейский. Выбрав имя Нафтали Карабчиевского, я решил начать свое обучение с этой же недели.

Нафтали оказался прекрасным человеком. Я присоединился к его трехмесячному интенсивному курсу еврейского. Мы встречались три раза в неделю и занимались по два часа, но время пролетало для меня подобно нескольким минутам. Я был как умирающий от жажды, припавший вдруг к огромной фляге с водой. Примерно три недели спустя я мог прочесть первый рассказ на еврейском:

“В 1099 году н.э. множество евреев проживало в Иерусалиме. Они жили вместе с христианами и мусульманами. Но через несколько лет пришли крестоносцы. Произошла великая война, и многие евреи были убиты. Спустя два столетия Иерусалим был объявлен осовбожденным от евреев. Однако, в 1266 году из Испании прибыл великий раввин Моше Бен Нахманн (Рамбан). Он нашел двух евреев, живших в Иерусалиме и построил для них синагогу. С тех пор синагога всегда была в Иерусалиме благодаря синагоге Рамбана”.

Эта история заставила меня о многом задуматься. Единственное, что я слышал о крестоносцах, это то, что папа призвал христиан всей Европы “освободить” гробницу Христа из рук “неверных”. Теперь же мне пришлось узнать гораздо больше об этом трагическом периоде истории. Но я продолжал фанатично стремиться читать по-еврейски.

Однажды Нафтали сказал мне: ”Есть учитель из Израиля, который сможет научить тебя говорить на современном еврейском”. Прежде, чем я успел отреагировать, в комнату вошла пожилая женщина и обратилась ко мне: “Шми Эстер. Ма шем ха?” Я попробовал ответить по-русски, но понял, что это бесполезно. Она не знала русского и снова сказала по-еврейски: “Шми Эстер. Ма шем ха?” Я, наконец. понял, что она представляется и хочет услышать в ответ мое имя. “Шми Яша”, - наконец ответил я.

“Наим меод”, - сразу же отзвалась она. С огромной радостью я понял, что она поняла меня и в свою очередь сказал:

“Наим меод”. Так началось мое путешествие в разговорный еврейский язык.

В течение трех месяцев интенсивного курса еврейского, я сдружился с другим учащимся, Хаимом. Хаим был библиотекарем в ешиве, школе раввинов, и я с удовольствием проводил с ним время. Как-то мы вместе отправились в синагогу, и он познакомил меня с многим людьми, включая Бенсиона Моисеевича, работавшего при дверях и сообщавщего людям необходимую информацию.

“ Ты знаешь, какую мицву (заповедь) еврей должен исполнять каждый день?” - спросил меня Бенсион Моисеевич.

“Нет. А какую? - ответил я. Тогда он вытащил две маленьких черных коробочки, прикрепленных к широким лентам. Внутри коробочек были миниатюрные свитки с написанными по-еврейски отрывками из книги Вторазаконие. “Это тефиллин”, - объяснил Бенсион Моисеевич, одновременно помогая мне навязать одну из лент на руку, а другую вокруг головы. Потом он произнес молитву и велел мне повторять за ним: “Борух ата Адонай Элоhэну мэлэх hаолам ашер кидшону бэмицвойтов вэциввону ласим тфиллин”, ( Благословен Ты, Господь Бог наш, Царь вечности, который освятил нас заповедями своими и повелел нам надевать тефеллин). Это была первая моя молитва.

После этого Бенсион Моисеевич пригласил меня и Хаима на лекцию, которая проходила в нижнем помещении ешивы. Сойфер, или писец, прибывший из Израиля, объяснял процесс изготовления тефиллина. “Талмуд требует глубочайшего посвящения от писца, - говорил он, - потому что написание должно быть совершенным. Тефиллин подобен передатчику, посредством которого вы говорите с Богом. Если хоть одна деталь отсутствует, он не будет работать. А если вы сделаете ошибку и не исправите ее, это преступление, потому что тогда человек, думая, что соединен с Богом, на самом деле не соединен с Ним по вашей вине!”

Пристально рассматривая мельчайшие еврейские письмена, я пришел к выводу, что это настоящее чудо, что человек может написать такие крошечные буквы и с таким совершенством! Под конец лекции директор ешивы пригласил всех на особое служение Рош Гашана на завтрашний вечер. Хаим объяснил мне, что Рош Гашана является не только началом еврейского Нового года, но также и серьезным временем покаяния и приготовления к самому святому дню года - Йом Киппур, Дню Очищения, наступающему через десять дней после Рош Гашана.

На следующий вечер, приближаясь к дверям синагоги, я вытащил из кармана платок и покрыл им голову. Кантор улыбнулся и сказал: “Лэшана това тикатэву (Да будешь ты записан для хорошего нового года). Я улыбнулся в ответ и прошел в открытые двери.

Присоединившись к той части присутствующих, которых мысленно называл “платочниками”, я снова старательно следил за ходом литургии по книге молитв, находившейся в руках моего соседа. Эта книга была немножко поменьше, чем та, в которую я смотрел на предыдущих сложениях. Позже я узнал что эта меньшая книга называется Махзор и используется в особые святые дни.

Но более всего захватили мое внимание звуки шофара, еврейского рога. Время от времени в продолжение литургии кантор вставал и дул в большой рог овна, производя громкий, непохожий ни на что слышанное мною ранее звук. В промежутках между голосом рога читались специальные молитвы. Пробегая глазами перевод произносимого кантором, я все больше проникался атмосферой святости этих дней.

“Возвестим священную силу этого дня;
Он велик и страшен, ибо в этот день
власть Твоя возвеличена
Престол Твой установлен в неизменной любви
Где Ты правишь по истине.
Ты открываешь книгу дней наших
И написанное в ней провозглашает себя
Ибо носит знак каждого живущего...
Как Пастырь призывает стадо свое
И по одной пропускает овец своих
Так и Ты называешь и исчисляешь каждую душу
Поставляешь пределы жизни всего сотворенного
И уготавливаешь его судьбу.
В Рош Хашана она написана
В Йом Киппур она запечатлена
Как много пройдет их, как много появится
Тех, кто будет жить и кто умрет
Но покаяние, молитва и милосердие
Смягчат суровый приговор суда.
Это слава Твоя; Ты медлен на гнев
И готов прощать
Господи, Ты не ищешь смерти грешников,
Но жаждешь их покаяния и обращения
от злых путей, чтобы они жили.
Начало человека - прах, и прах же конец его.
Каждый из нас - погребальная урна,
трава, которой надлежит засохнуть,
цветок, который увянет, уклоняющаяся тень,
проплывающее облако,
пыль, развеиваемая ветром,
сон, скоро забывающийся,
Но ты - Царь, вечный Бог!”

И снова раздался звук шофара, и люди встали в ответ. Особое служение продолжалось несколько часов, но я не чувствовал усталости. Я ощущал себя все более и более частью еврейского сообщества.

Мои занятия еврейским языком продолжались, но я все так же жаждал приступить к более серьезному изучению Торы и и учений раввинов. Зная об этом моем желании, Хаим помог мне поступить в ешиву, где я мог больше узнать о Талмуде и Торе. Занятия в ешиве проходили с воскресенья по четверг с 18:00 до 22:00, и раввины, приехавшие из Израиля, проводили их целиком на еврейском языке. Теперь я вполне оценил все затраченные вместе с Нафтали и Эстер усилия на освоение этого языка, поскольку раввин предполагал, что все слушающие понимают его и не уделял много времени на грамматические пояснения.

Моим любимым местом в ешиве была библиотека. В ней было много интересных книг, которые я вознамерился изучить, таких, например, как руководства к чтению Талмуда и книги по истории иудаизма. Исторические книги были особенно ценны для более глубокого понимания мною сказанного раввинами на занятиях.

В библиотеке также были биографии некоторых наиболее известных раввинов. Особенно заинтересовала меня одна из них, повествующая о жизни величайшего еврейского философа средневековья Моисея Маймонида, часто называемого “Рамбам” по его титулу раввина и инициалам ( Раввин Моше бен Маймон). Из его биографии я узнал, что Мэймонид был не только великим философом, но также и врачом и одним их наиболее крупных исследователей Торы своего времени. Он написал комментарий на Мишну и перечень 613 мицвот ( законов). Вдобавок, он приготовил кодекс еврейских законов и назвал его Мишне Тора, комментарий Мишны и Торы. Мэймонид предполагал, что еврей более не должен будет пытаться одолеть Талмуд или основываться на неосновательном мнении местного раввина - ему просто нужно будет посмотреть в Мишне Тору и найти ответ на любой возникающий у него религиозный вопрос.

История жизни этого человека особенно заинтересовала меня, когда я прочел больше о путешествии Мэймонида в Иерусалим в конце крестовых походов. Очевидец рассказал ему ж о жуткой участи населявших Иерусалим евреев, и поведал ему об одном особом случае, когда было в один раз убито столько евреев, что их кровь буквально наводнила город. Но этого недостаточно было убийцам. Они продолжали ходить из дома в дом, выискивая оставшихся в живых. В это время некоторые из обращенных в христианство евреев пытались охранять святые места, такие как Голгофа и Виа Долароса. Но несмотря на то, что они были христианами, украшенные крестами “содаты Христа” схватил невинных, включая женщин и детей, и поволокли их по улицам Иерусалима к синагоге. Там они втолкнули их внутрь здания вместе с немногими оставшимися в живых ортодоксальными евреями и заперли двери. Кто-то зажег огонь и под страшные вопли жертв “содаты Христа” под предводительством епископа с большим распятием в руках, маршировали вокруг горящей синагоги со словами “Мы отомстили за кровь Христа!”

Когда Маймонид узнал об этих ужасающих событиях, он написал книгу, названную им Морэ Невухим (Наставник колеблющегося). В ней он предостерегал евреев от обращения в христианство с целью спасти свои жизни . “Христиане всегда будут врагами евреев,и до тех пор, пока вы еврей, они найдут вас и убьют вас. Единственная надежда - ожидание Мессии”.

В своей книге «Мишне Тора» Маймонид описывает пришествие Мессии. “Еврейское государство будет возродено и евреи вернутся в Палестину. Затем произойдет великая война и в конце этой войны придет Мессия и восстановит храм”.

Почитав Маймонида, я пришел к выводу, что главным врагом евреев я вляется христианская церковь. Я увидел, как она веками преследовала их, и то что происходило при царской власти в России и в гитлеровской Германии было само по себе не ново. Я также начал понимать почему в русской литературе встречаются такие ужасные отзывы о евреях. Христианская церковь на протяжении многих столетий воспитывала у прихожан ненависть к евреям. О них составлялись невероятные слухи. Так один, согласно одному популярному утверждению евреи использовали кровь и сердце христианского младенца для совершения Пасхи. Самым большим «пугалом» для детей в средневековой Европе был «Вечный Жид», который воровал и убивал детей.

Из своего дальнейшего исторического чтения я узнал, что Православная церковь была столь же безжалостна в своих преследованиях евреев, как и католическая. Царь Николай I выработал трехчастный план относительно евреев в России. Одна треть их должна была быть насильственно выселена, другая треть таким же образом обращена в православие, и последняя треть - убита.

Далее, я прочел о том, как русское правительство поощряло антисемитские настроения среди крестьян, полагая таким образом переориентировать крестьянские революционные настроения и предотвратить революцию. Время от времени цари инспирировали погромы, застрельщиками которых могли быть местные священники, подстрекаемые к антисемитским высказываниям в своих проповедях. Специальные агенты настраивали людей против евреев, а для поднятия бессмысленного воинствующего духа раздавалась бесплатная выпивка. Во время погромов многие евреи избивались и даже убивались. Их дома сжигались, а имущество разграблялось. Именно из-за таких погромов мой дед и его семья отреклись от своей веры и стали на сторону большевиков, от которых ждали спасения.

Другая книга, которую я изучил в библиотеке ешивы, называлась Кузари и была написана Иегудой Галеви, раввином из Испании. Кузари звали варварского короля, который попытался найти правду между иудеями и христианами. Книга представляла из себя диалог короля и раввина. Король придерживался обычного христианского представления о том, что Ветхий Завет слишком стар, бесполезен и не отвечает требованиям времени, а Новый, напротив, является весьма насущной книгой. В стремлени показать королю красоту Ветхого Завета, раввин указал на книгу пророка Даниила, говоря: “Смотри: мы, евреи, знаем будущее”.

Эта фраза моментально привлекла мое внимание. Неужели возможно знать будущее? Я решил, что должен как можно скорее прочитать книгу пророка Даниила.

На следующий день я пришел в библиотеку ешивы, сел за стол со священными писаниями и открыл книгу Даниила, надеясь хоть одним глазком взглянуть на то, что принесет будущее.

 

Продолжение следует

 

Яков Шульзингер

Добавить комментарий

Правила комментирования просты: стиль дворянского общения. Это значит не "тыкать" незнакомым участникам, не высказывать что-либо в обидном тоне, не пользоваться крепкими выражениями и считать других умнее себя.
Пожалуйста, говорите о статье, а не о Ваших религиозных убеждениях.
Согласно правилам boruh.info любой комментарий может быть удален или сокращен модератором без объяснения причин.


Защитный код
Обновить

Обсуждения

  • Природа Божества: один или един?

    • Редактирую по вашей просьбе цитатой из Торы: СЛУШАЙ, ИЗРАИЛЬ, БОГ - ВСЕСИЛЬНЫЙ ...
       
    • Вы это о чем, уважаемая? Статья посвящена исключительно оригиналу!
       
    • В подлиннике 1-й заповеди и для обозначения Бога, который вывел из земли Египетской ...

Вход на сайт

 

Недельная глава

Брейшит / Бытие | Толдот תולדות

Толдот

Бытие 25:19:-28:9

Обзор Недельной главы

Подробнее...

Выбор Редакции

Западные гетто. Вена

Издательство «Текст»/«Книжники» вскоре выпустит в свет сборник эссе Йозефа Рота «Дороги еврейских скитаний», написанный в 1920-х годах и повествующий о дорогах нескольких поколений евреев, выходцев из Восточной Европы, которые вели их в Западную Европу, Америку или Советскую Россию.

Молитва Януша Корчака

В дневнике, который Януш Корчак начал писать месяца за три до гибели, в мае 1942 года, воспроизводится разговор двух «дедов».

 

Путешествия