Вопрос Александру Болотникову

Правильно ли поступила Руфь?

Спрашивает: Елена

Вопрос (сокращен): Руфь 3:1-14. На одном из вечерних служений в общине разбирался описанный момент и мнения по поводу действий Руфи разделились - кто-то считал что это неправильно: во-первых приходить ночью к мужчине тайком (если решать вопрос по-Библейски то можно это решить днем, не прячась и женщине однозначно нечего делать ночью там, где ночует мужчина), во-вторых неправильно предлагать себя замуж.

И было другое мнение (к нему склонялись многие мужчины) - что "все нормально, это восток, там свое понимание", в общем, так делать можно, и даже очень хорошо и мудро. Пожалуйста, могли бы вы что-то прояснить по этому вопросу.

Отвечает Александр Болотников: Мир Вам!

Поступок Руфи или может ли женщина делать мужчине предложение.

Книга Руфь является одной из книг Священного Писания, которую невозможно адекватно понять, не разобравшись в особенностях древней Ближневосточной культуры и Законов Торы.

У неискушенного читателя может создаться ложное впечатление, что поступок Руфи является примером того, как женщина делает мужчине предложение. А некоторые авторы книг до конца не разобравшись в тонкостях законодательства того времени пишут, что Руфь поспешила впереди Бога. Действительно, если прочитать эту историю о том, что произошло между Руфью и Воозом глазами современного читателя, то может сложиться впечатление, что Руфь в буквальном смысле обольстила Воза, забравшись к нему в постель.

Человеку с Ближнего Востока, знающему эту культуру, сразу видна абсурдность и ненаучность такой интерпретации. Что же на самом деле произошло?

Руфь и Ноеминь оказались в очень сложном положении. Сложность их положения заключалась не только в том, что они потеряли своих мужей, но и в том, что согласно законам Ближнего Востока женщина не являлась юридическим лицом. Иными словами, в судебных инстанциях по всем юридическим вопросам женщину должен был представлять либо ее муж, либо отец, либо брат, либо сын. Подобное положение отражено также в законах книги Числа, где говорится о женских клятвах и обетах, которые мог отменить муж жены или отец дочери. В этом случае имеются ввиду не просто какие-то словесные клятвы, но обязательства, которые человек по тем или иным причинам должен на себя брать. Подобная же ситуация описана в книге Числа, где описывается ситуация с дочерями Салпаада.

"Пришли главы семейств от племени сынов Галаада, сына Махирова, сына Манассиина из племен сынов Иосифовых, и говорили пред Моисеем и пред князьями, главами поколений сынов Израилевых, и сказали: Господь повелел господину нашему дать землю в удел сынам Израилевым по жребию, и господину нашему повелено от Господа дать удел Салпаада, брата нашего, дочерям его; если же они будут женами сынов которого-нибудь [другого] колена сынов Израилевых, то удел их отнимется от удела отцов наших и прибавится к уделу того колена, в котором они будут, и отнимется от доставшегося по жребию удела нашего; и даже когда будет у сынов Израилевых юбилей, тогда удел их прибавится к уделу того колена, в котором они будут, и от удела колена отцов наших отнимется удел их. И дал Моисей повеление сынам Израилевым, по слову Господню, и сказал: правду говорит колено сынов Иосифовых; вот что заповедует Господь о дочерях Салпаадовых: они могут быть женами тех, кто понравится глазам их, только должны быть женами в племени колена отца своего, чтобы удел сынов Израилевых не переходил из колена в колено; ибо каждый из сынов Израилевых должен быть привязан к уделу колена отцов своих; и всякая дочь, наследующая удел в коленах сынов Израилевых, должна быть женою кого-нибудь из племени колена отца своего, чтобы сыны Израилевы наследовали каждый удел отцов своих, и чтобы не переходил удел из колена в другое колено; ибо каждое из колен сынов Израилевых должно быть привязано к своему уделу. Как повелел Господь Моисею, так и сделали дочери Салпаадовы" (Чис.36:1-10).

Таким образом мы видим, что Руфь и Ноеминь находились в сам ужаснейшем положении, в котором можно было только находиться в то время, и поэтому для Руфи единственным способом выживания остается просить помощи у людей, что она и делает, собирая остатки колосьев со жнецами.

То, что делает Руфь, согласуется с законом Торы: "Когда будете жать жатву на земле вашей, не дожинай до края поля твоего, когда жнешь, и оставшегося от жатвы твоей не подбирай; бедному и пришельцу оставь это. Я Господь, Бог ваш" (Лев.23:22).

Однако же, Вооз идет дальше, чем того требует закон Торы. Воозу явно импонирует  тот факт, что Руфь, будучи иностранкой, в своем положении приняла решение следовать за овдовевшей свекровью, а не вернуться в дом своего отца. В ее доме на родине она могла бы иметь то необходимое покровительство либо со стороны своих братьев, если отца ее уже не было в живых, либо, в худшем случае со стороны племянников. Но вместо того, чтобы вернуться к своему клану, как сделала ее золовка, Орфа; Руфь предпочитает путь с Богом. Путь на котором с человеческой точки зрения ей нечего ожидать.

Именно поэтому Вооз, понимая ее, восторгается ее решением следовать за Богом и щедро уделяет ей из своего урожая. Видя это, Ноеминь понимает, что Вооз может быть тем человеком, который окажет этим бедным женщинам юридическую поддержку и покровительство. Ведь все-таки в Вифлееме у Елимелеха есть поле, которое впрочем не в состоянии обработать две женщины ни в этом ни в следующем году. Его можно было бы засеять, но для этого необходимо пригласить заинтересованных арендаторов, которые бы расплатились бы с Ноеминью частью урожая. Таким образом, им уже не пришлось бы собирать с края чужого поля. Во всех этих вопросах необходима помощь мужчины, который бы мог отстоять их интересы и не обмануть.

Ноеминь предполагает, что Вооз, проявивший такую щедрость к Руфи может оказать это благоволение. И, естественно, она посылает Руфь поговорить с Воозом в тот момент, когда у него хорошее настроение. Однако у Вооза было "чересчур хорошее настроение", а потому Руфи ничего не осталось делать, как ждать, пока он проснется. Когда же Вооз проснулся, Руфь высказывает очень конкретную просьбу: «простри крыло свое». Она не говорит ему «возьми меня замуж». Она просит его о защите, в которой так нуждается она и ее свекровь. Оба и Руфь, и Вооз уже немолодые люди. Вооз, возможно, тоже является вдовцом. Поэтому, читая эту историю в контексте Ближневосточной культуры и, понимая юриспруденцию Торы, мы видим, что в этой истории не содержится никаких предосудительных намеков. В некоторых свободных переводах можно найти намек на то, что Руфь разделась и легла с Воозом в постель. Эти переводы неверно передают значение древнееврейского оригинала. Еврейский текст ни в коем случае не предполагает, что Руфь разделась перед Воозом. Если чье-то поведение и заслуживает порицания, то это поведение Вооза, который, напившись вина, а потом, проспавшись, увидел возле себя женщину, подумал, что совершил что-то неприличное. Возможно, это подтолкнуло его сделать нечто большее, чем того от него просила Руфь, что имело счастливый конец.

Комментарии  

+2 # Алексей 30.04.2016 16:17
А развязка, оказывается в самом конце! Молодцом, круто завернуто и со вкусом подано)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий

Правила комментирования просты: стиль дворянского общения. Это значит не "тыкать" незнакомым участникам, не высказывать что-либо в обидном тоне, не пользоваться крепкими выражениями и считать других умнее себя.
Пожалуйста, говорите о статье, а не о Ваших религиозных убеждениях.
Согласно правилам boruh.info любой комментарий может быть удален или сокращен модератором без объяснения причин.


Защитный код
Обновить

Обсуждения

Вход на сайт

Недельная глава

Бемидбар / Числа | Матот מטות

Богатство дается Богом

В  Торе сказано: «У сынов Рувимовых и у сынов Гадовых стад было весьма много; и увидели они, что земля Иазер и земля Галаад есть место [годное] для стад» (Числа 32:1).

Выбор Редакции

Сага о спасении еврейских детей в Англии

Вскорбной истории Холокоста шесть миллионов страниц, и какую ни открой – везде боль и ужас. Но есть в этой истории одна глава, листая которую испытываешь противоречивые чувства. Как в знакомой нам песне, это – радость со слезами на глазах.

Девятое Ава и изгнание из Испании

Согласно указу, подписанному испанскими монархами Фердинандом и Изабеллой 31 марта 1492 года, все евреи королевства, не пожелавшие креститься, должны были покинуть Испанию до конца июля того же года[1].

 

Путешествия