Ха-Шем. БОГ ИЗРАИЛЯ


Невозможно говорить или даже подумать о Боге без благоговения, не только потому, что Бог – это Бог, но также и потому, кто мы – ограниченные и исковерканные существа. Наши представления о Нем всегда будут недостаточно правильными и неполными.

Бог всегда будет выше нашего разумения и больше нашего теологического анализа.

"Я буду Тем, Кем Я буду", дословный перевод фразы "Йегье ашер Йегье"

Когда Моисей пришел к Богу и попросил открыть, Кто Он, Бог не без иронии ответил: "Я буду Тем, Кем Я буду", дословный перевод фразы "Йегье ашер Йегье".

Другими словами, Бог говорит: «Кто Я – не должно вас беспокоить. И, в конечном итоге, встреча (со Мной) удивит вас. Вы не можете замкнуть Меня в ваши определения и объяснить Меня вашим теологическим анализом. Тщетно стремиться доказать Мое существование». Действительно, Бог – не постулат и не идея, которую можно рассмотреть с помощью логических аргументов. Его существование – это факт, который только глупец может подвергнуть сомнению. «Сказал безумец в сердце своем: „нет Бога "». (Пс. 14:1).

Существование Бога – основа и причина всякого бытия, предстающего перед нами: «Прежде, нежели родились горы, и Ты образовал землю и вселенную, и от века и до века Ты – Бог». (Пс. 90:3).

Библия начинается с ясного и неоспоримого утверждения: «В начале Бог создал» (Быт 1:1). Само существование Бога здесь уже подразумевается. В Библии наиболее часто употребляемое слово, описывающее реальное существование Бога, – живой. Именно это отличает Его от идолов из древа или глины, которые имеют глаза, но не видят, имеют уши, но не слышат (Пс. 115:5-6).

Бог Израиля – "Hay" (хай), т.е. «живой» (И. Нав. 3:10; Суд. 8:19; 1 Цар. 14:39; Пс. 84:3), поэтому именно жизнь – та сфера, в которой Бог наилучшим образом являет Себя. Бог показывает Себя в красоте природы – Своем творении (Пс. 19:1), и, что еще более важно, в событиях истории. Бог освободил израильтян от рабства в Египте (Исх. 20:2), вывел их из вавилонского плена (Иер. 29:10). Но Он также и личный Бог Авраама, Исаака и Иакова (Исх. 3:6), Бог, Который отвечает на мою молитву и удовлетворяет мои и ваши нужды (Дан. 6:22).

Бог Библии – не абстрактный принцип или некая эфемерная сила. Священное Писание описывает Его подобным живому существу: у Него есть руки (Быт 49:24; Псалом 75:8-10), нос (Ис. 65:5), рот (Втор. 8:3). Бог является такой же реальной личность, как человек. Он ходит (Втор. 20:4; Быт. 3:8), говорит (Быт. 17:22; Ис. 65:12), борется (Быт. 32:22-32; Исх. 14:14, 25) и мы можем ощутить Его физическое прикосновение (Быт. 2:7; Быт 32:25; Пс. 23:5).

Безусловно, мы не должны думать, что все эти качества во всей полноте описывают Бога. Главная цель использования слов, описывающих Бога как живое земное существо, – показать, что Бог реальный, такой же реальный, как и мы, подчеркнуть взаимное подобие Бога и человека (Быт. 1:27). Таким образом, Библия представляет весьма волнующую и при этом весьма противоречивую природу Бога. С одной стороны, Бог утверждает, что Его образ – вне человеческого восприятия. Его невозможно изобразить, потому что никому нельзя Его увидеть (Исх. 33:10). Любое Его изображение или форма не будут соответствовать действительности (Исх. 20:4). Бог бесконечно отдален, недостижим, никто не может контролировать или постичь Его. Он живет на небесах (Втор. 26:15; Пс. 113:5; Ис. 14:13-14).

С другой стороны, Бог присутствует всюду: «Куда пойду от Духа Твоего, и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо – Ты там; сойду ли в преисподнюю – и там Ты. Возьму ли крылья зари и переселюсь на край моря, – и там рука Твоя поведет меня, и удержит меня десница Твоя. Скажу ли: „может быть, тьма скроет меня, и свет вокруг меня сделается ночью "; но и тьма не затмит от Тебя, и ночь светла, как день: как тьма, так и свет». (Пс. 138:7-12). Фактически, Библия начинается с острого понимания этой двойственности. Первый рассказ о сотворении (Быт 1:1-2:4a) представляет Бога как трансцендентного, превознесенного, Бога Вселенной, а второй рассказ о сотворении (Быт 2:4б-25) представляет Бога, близкого к человечеству и непосредственно вовлеченного в человеческие дела. Интересно, что имя Бога, которое появляется в этих текстах, соответствует их контекстам. В первом рассказе о сотворении имя Бога – "Elohim", от корня "alah", который передает идею силы и превосходства, причем используется форма множественного числа, выражающая идею величия Бога и превосходства: этот Бог богов, Он имеет все божественные полномочия. Во втором рассказе о сотворении имя Бога – YHWH (тетраграмматон), от семитского корня "hwh", что означает «быть» или «говорить» и выражает идею близости Бога к людям. Древние раввины понимали это лингвистическое и теологическое различие: «Святой, Благословен Он, сказал: Вы хотите знать мое имя? Меня называют согласно моим действиям. Когда я сужу сотворенные существа, я – Elohim, и когда я милую Мой мир, меня называют YHWH» (Ex R 3:6).

Близость Бога была повседневным и непрерывным опытом для человека. Адам, первый человек, был создан Богом буквально из праха земного, а затем Бог лично «вдохнул в его ноздри дыхание жизни» (Быт. 2:7); Бог говорил с Адамом и Евой, Каином, Ноем, Сарой, и люди отвечали Богу. Библия хранит записи этих бесед. В одном из наиболее острых диалогов участвует Авраам, наш отец. Библейский текст говорит, что Авраам «поклонился до земли» трем личностям, к которым обращается так, как обычно обращается к Богу: Adonay " (Быт. 18:2), произнося это имя во втором лице мужского рода единственного числа с местоимением «beeyneyka». К трем личностям он обращается как к одному собеседнику: «В твоих глазах» (Быт. 18:3). Кроме того, библейский текст ясно говорит, что когда двое из трех гостей Авраама пошли в Содом (Быт 19:1), сам Авраам «все еще стоял перед Богом» (Быт 18:22). Эта история нас озадачивает и волнует, потому что помещает Бога в определенное место, время и ограниченную человеческую плоть. Но Авраам, кажется, ничуть не удивлен этим; он даже спорит и торгуется с Богом, как покупатели с продавцами на восточном базаре.

Иаков вступает в близкий физический контакт с Богом, его новое имя – Израиль – и означает «боровшийся с Богом» (Быт. 32:28). Моисея Библия называет единственным, «кого Бог знал лицом к лицу» (Втор. 34:10). И, действительно, никто не подходил так близко к Богу, как Моисей, которому в личном общении довелось узнать о 13 свойствах Бога: «И прошел Господь пред лицем его и возгласил: Господь, Господь, Бог человеколюбивый и милосердый, долготерпеливый и многомилостивый и истинный, сохраняющий милость в тысячи родов, прощающий вину и преступление и грех, но не оставляющий без наказания, наказывающий вину отцов в детях и в детях детей до третьего и четвертого рода» (Исх. 34:6-7).

Бог физически обитал среди израильского народа в образе видимого знамения – облака (shakan) (Исх. 40:34-38). В памяти Израиля этот опыт близости Бога сохранен в слове Shekinah (Шехина), происходящем от глагола «shakan» – обитать, которое выражает близость Бога и даже непосредственное Его присутствие (Ab 3:2; Nb Rabbah 13:6).

Пророк Исайя, обращаясь к этому опыту Израильтян в пустыне, предпочел выразить близость Бога словами Ruah ха-qodesh. «Ruah» – мощный, но невидимый ветер, Святой Дух, Божий Дух, олицетворяющий божественную власть, проявляемую в них (Ис. 63:11). Shekinah не только среди них, но и в них, – это не просто близость Святого Духа к ним, но и лучшее проявление Бога в них.

Другое странное имя – Ангел Божий – Malakh YHWH, который часто идентифицируется как Бог, YHWH. Агарь встретилась с ангелом Бога (Быт. 16:7-11), но сказала, что Он – «Бог, Который говорил с нею» (Быт 16:13). Ангел Божий является Моисею в неопалимой купине (Исх. 3:2), но через несколько строк мы читаем, что Моисей говорит с Богом. Гедеон также разговаривает с Тем, кого называет то Богом, то с ангелом Бога (Суд. 6:11-24). По тем же самым соображениям арамейский язык (Таргум Онкелоса) идентифицирует ангела Божьего в Быт. 16:13 как шехину, видимое присутствие Бога.

Храмовые ритуалы и жертвоприношения были даны народу Израиля, чтобы показать, как близок к евреям Бог. Приношения возлагались на жертвенник – место, на котором Бог обещает «открываться вам, чтобы говорить с тобою» (Исх. 29:42). Еврейское слово «haqrib» – жертва означает приближение, обетование о близости Бога.

Одна из наиболее специфических особенностей Бога Израиля – Его постоянная близость к человеку. Это Бог, который разговаривает с человечеством, нисходит к Своему народу и живет среди него. На древнем Ближнем Востоке все народы верили в существование Бога, который живет на небесах. Но только Бог Израиля оставил Свои небесные чертоги, чтобы непосредственно общаться с людьми, явить Себя им. Этим, по словам Даниила, Бог израильтян кардинально отличается от халдейских богов: «Но есть на небесах Бог, который показывает тайны, и Он открыл царю Навуходоносору, что будет в последние дни» (Дан. 2:28).

Это главная, и, возможно, единственная причина, почему мы верим в Бога: Он открывает Себя нам, в нас проникает Его слово, нас согревает Его любовь, мы ощущаем Его власть, влияние Его личности. Бог являет Себя в жизни каждого отдельного человека и в истории всего человечества.

Даже тяжело страдая и не слыша ответа от Бога, пророки были убеждены в Его присутствии, хотя и не ощущали Его близости. Как ни парадоксально, пророк Исайя в самом факте, что Бог невидим и скрывает Себя от наших глаз, видит лучшее доказательство того, что Он – истинный Бог, и единственную причину, почему мы можем верить и надеяться на Бога: «Итак, я надеюсь на Господа, сокрывшего лице Свое от дома Иаковлева, и уповаю на Него» (Ис. 8:17). Истинная вера в Бога подразумевает опыт, который бросает вызов этой вере. Несмотря на Его незримость и удаленность, все же нет другого Бога. Даже если Бог не благословляет нас, как мы того желаем, и мы терпим неудачу, даже если Он, как нам кажется, не отвечает на наши молитвы, Он все равно есть, Он радом с нами, и вера наша в Него не тщетна – вне всяких сомнений. Точно так же, как евреи, которые скрывались в пещере Кельна, написали на её стене: «Я верю в солнце, даже если оно не сияет, я верю в любовь, даже если я не чувствую её, я верю в Бога, даже если Он скрывает Себя».

Только тот, кто переживал отсутствие Бога, способен испытать Его присутствие. Если мы верим в «автоматического» бога, который механически отвечает, если наш Бог никогда не удивляет нас, тогда Он не более чем концепция Бога, богословие, но еще не сам Бог; мы никогда не встречали Его. История Иова иллюстрирует именно это. Только испытав смятение, вызванное жестокими страданиями, он решается на откровенные, настойчивые и дерзкие вопросы к Богу, и, наконец, признается Ему: «Я слышал о тебе слухом уха, теперь же мои глаза видит Тебя» (Иов 42:5). Вся книга Иова полна глубоких рассуждений о Боге. Это стенограмма «круглого стола» всех богословов мира. Они усердно роются в своих библиотеках в поисках истины, и все же только Иов смог сказать правду о Боге, просто потому, что только он встретился с Богом лично. Это последний и парадоксальный урок, который Эли Виезэль вынес из фашистского концлагеря: «После Освенцима, я не думаю, что мы можем говорить о Боге; мы можем только... говорить с Богом» (Эли Виезэль, "Eine Quelle Hoffnung finden. Gesprach mit R. Boschert, " Suddeutsche Zeitung,октябрь 28/29, 1989).

 

Жак Дюкан, D.H.L., Th.D.

Перевод с английского Марианны Глебушко

Изображение: И. Репин. Иов и его друзья

Нравится