Тайная Вечеря или Пасхальный Сэдэр? (I)

Христианство и Новый Завет Исследования
Александр Болотников Просмотров: 6672


Что же происходило в верхней горнице?

В последнее время, особенно в связи с ростом популярности мессианского движения, как в еврейской, так и в христианской среде, проведение межконфессиональных Пасхальных Седеров стало весьма популярным.

Однако отношение к подобным мероприятиям весьма не однозначно как среди традиционных христианских богословов, так и среди ортодоксальных и некоторых прогрессивных раввинов. Самым главным предметом спора является вопрос об участии не евреев в Седере. Дело в том, что в Торе сказано о том, что никакой иноплеменник не может есть Пасху (Исход 12:43-45). Кроме того, в Пасхальной Аггаде, - рассказе о Пейсахе, читаемом во время Cедера, - постоянно говорится о еврейском народе в первом лице. Таким образом многие ортодоксальные раввины рассматривают не еврея, читающего слова Aггады, как некоего вора, присвоившего себе то, что ему не принадлежит.

Последняя Вечеря Иисуса глазами современных исследователей.

Однако же, за несколько последних десятилетий ведущие специалисты в области Новозаветных исследований сделали ряд открытий, которые однозначно говорят о тесных культурно-исторических взаимосвязях между идеями, отображенными в Евангельских повествованиях, и идеями, существовавшими в раннем раввинистическом иудаизме. В частности, многие современные богословы едины в том, что так называемая Последняя или Тайная Вечеря, описанная во всех Евангелиях и воспетая в картинах многих известных художников, является ни чем иным, как Пасхальным Cедером, который Иисус проводил со своими учениками в верхней горнице иерусалимского дома.

К сожалению, данный взгляд не везде находит поддержку из-за того, что по вопросу взаимосвязи между Евангельскими повествованиями и традицией проведения Седера, описанной в Аггаде, есть два диаметрально противоположных мнения. Первое мнение высказывают учёные, которые считают, что иудаизм и христианство являются абсолютно разными религиями, традиции которых не имеют никакого отношения друг к другу. В частности, сторонники этого подхода указывают на то, что традиции Аггады были взяты из Талмуда и более поздних раввинистических источников. Соответственно, если Талмуд был завершен в VII-м веке н. э., то ни о какой взаимосвязи с Евангельским повествованием о Последней Вечере и речи быть не может. К примеру, в самом начале Седера производится ритуал под названием яхац (преломление). Ведущий берет три куска мацы и вынимает средний, разламывая его, после чего откладывает и прячет один из кусков, для того, чтобы дети его потом искали. Доподлинно известно, что эта традиция возникла только в VII-м в. Также на тарелке, используемой на Седере, рядом с мацой и горькими травами находятся яйцо и баранья косточка. Согласно талмудической трактовке, баранья косточка символизирует надежду на восстановление Храма и пасхального жертвоприношения в нем. Очевидно, что и эта традиция не существовала в начале I в. н. э., когда Иисус праздновал Пейсах со своими учениками. О том, когда и откуда на пасхальной тарелке появилось яйцо, спорят много. Однозначно ясно, что эта традиция возникла в пост-талмудическую эпоху и, скорее всего, заимствована из персидского Зороастризма. Основываясь на этих фактах, сторонники первого мнения заявляют, что в верхней горнице никакого Пасхального Седера происходить не могло. По их мнению, Тайная Вечеря является исключительно христианским ритуалом, на основании которого возникла Евхаристия в традиционных христианских церквах.

Противоположного мнения придерживаются некоторые лидеры Мессианского еврейского движения. Они считают, что Иисус в верхней горнице проводил Седер в строгом соответствии с традицией, отраженной в существующей сегодня Аггаде. Таким образом, в Мессианском Пасхальном Седере каждое действие наделяется определённой христианской символикой. Например, три мацы в ритуале яхац означают Отца, Сына и Святого Духа. А баранья косточка, по их мнению, указывает на Христа, как на Агнца Божьего. В некоторых мессианских общинах доходят даже до того, что полоски на выпеченных листах мацы уподобляют ранам от плети, которой били Иисуса римские солдаты. А некоторые трактуют слово «афикоман», изначально заимствованное из греческого языка, на английский манер, переводя его как «he is coming» (он грядет).

Лично мне, и как еврею, и как христианину, понятно стремление Мессианских лидеров подчеркивать мессианство Иисуса везде, где только возможно. Однако, как историк и исследователь Библии я должен отдавать себе отчет в том, что подобные попытки во всем видеть символы, указывающие на христианские доктрины, говорят о некомпетентности в вопросах истории иудаизма и знания раввинистических источников. При этом все же следует заметить, что ряд традиций Седера, которые явно возникли в средние века являются весьма полезными и духовными, несмотря на то, что не несут никакого мессианского символизма. Так, к примеру, поиск афикомана детьми, хотя и не является древним обычаем, помогает оживить общую атмосферу праздника и вовлечь в действие даже самых маленьких. Необоснованные же символы и теории, которые часто появляются в литературе, выпускаемой в Мессианских общинах, порождают критику, как со стороны традиционного христианства, так и иудаизма. Именно поэтому целью нашего исследования является реконструкция событий, которые происходили в верхней горнице перед тем как Иисус был распят, на основе сравнения Пасхального Седера, описанного в тексте Мишны и других документах эпохи раннего иудаизма с историей о Последней Вечере Иисуса, которая упоминается во всех четырех Евангелиях (Матфея 26:17-44, Марка 14:12-36, Луки 22:7-39 и Иоанна 13).

Только изучение раннеиудейских документов позволит нам избежать ошибочных интерпретаций прежде всего потому, что, начиная с конца II в. н.э. христианство и иудаизм начали развиваться абсолютно отдельно друг от друга. В каждой религии начали появляться свои отдельные пасхальные традиции. Так в иудаизме после разрушения Храма для народа, рассеянного по разным странам, празднование Пейсаха стало одним их основных методов сохранения национального еврейского самосознания. В период средневековья, когда католическая церковь предпринимала многочисленные попытки обратить евреев в христианство, ортодоксальные раввины ввели в Аггаду некоторые элементы, содержащие явно антихристианский подтекст. В христианстве на Вселенских Соборах также развивались свои идеи, которые уже в IV в. воплотились в элементы христианской пасхалии, существенно отличавшиеся даже от новозаветного учения. Вместо символа смерти Иисуса, отображенной в словах Павла «Пасха наша, Христос, заклан за нас» (1 Коринфянам 5:7), появляется мотив воскресения Христова. Пасхалия разрабатывается таким образом, чтобы дата Пасхи ни коим образом не попадала на 14 день библейского месяца Нисана и всегда приходилась на воскресенье. Более того, новая пасхалия была принята на том же соборе в 325 году, на котором церковь официально провозгласила первый день недели, воскресенье, днем богопоклонения. При этом «Последняя Вечеря» полностью отделялась от пасхалии. Преломление хлеба и вкушения вина трансформируются в обряд христианского причастия, через который преподается доктрина пресуществления, являющаяся основой православного и католического богословия.

Пейсах в эпоху Второго Храма.

Самой распространенной ошибкой многих новозаветных исследователей является непонимание разницы между празднованием Пейсаха, описанным в 12 главе книги Исход и Пасхальным Седером, который в Торе вообще не упоминается, а является традицией. Дело в том, что оба этих ритуала в тексте Евангелий называются одним арамейским словом Пасха, записанным греческими буквами. Так в Евангелии от Иоанна 18:28 говорится о том, что первосвященники привели Иисуса к Пилату но «не вошли в преторию, чтобы не оскверниться, но чтобы можно было есть пасху». С другой стороны в Евангелиях от Матфея, Марка и Луки говориться о том, что ученики Иисуса спрашивают Его «где хочешь есть пасху? мы пойдем и приготовим» (Марка 14:12). На примере этих двух текстов становится видна одна из самых главных проблем Евангельской хронологии. Не разобравшись в разнице между Пасхальным ритуалом, описанным в книге Исход, 12 глава и Сэдером, можно прийти к выводу, что Евангелие от Иоанна противоречит Синоптическим Евангелиям. Иоанн говорит о том, что на момент, когда Иисуса привели к Пилату, Пасхальный агнец еще не был заклан, а другие евангелисты в один голос утверждают, что Иисус с учениками уже съели Пасху. Абсолютно очевидным является тот факт, что Евангелие от Иоанна говорит о Пасхальном Агнце, который должен был быть заклан 14-го Нисана. Если это так, и при этом Иисус уже арестован и находится у Пилата в претории, то что тогда ел Иисус с учениками в верхней горнице? Могли ученики есть пасхального агнца до того, как пасхальная жертва была принесена в храме?

Все эти вопросы подтверждают тот факт, что во времена Второго Храма пасхальная традиция отличалась от ритуала, который был описан в книге Исход. Дело в том, что только единожды в истории Ангел Губитель прошел по земле Египетской. А потому только один раз кровь на косяках дверей домов спасла жизнь первенцев. А потому в Торе нет заповеди, в которой бы содержалось требование продолжать совершать ритуал заклания агнца и помазания косяков дверей. Более того, в 13-й главе книги Исход конкретно говорится о том, что в память об убитых первенцах необходимо было посвящать Господу всех первородных. Что же касается Пасхального агнца, который на Иврите называется Пейсах Ла-Адонай (Пасха Господня), то в книге Второзаконие заповедь модифицируется.

«Наблюдай месяц Авив, и совершай Пасху Господу, Богу твоему, потому что в месяце Авиве вывел тебя Господь, Бог твой, из Египта ночью. И заколай Пасху Господу, Богу твоему, из мелкого и крупного скота на месте, которое изберет Господь, чтобы пребывало там имя Его... Не можешь ты заколать Пасху в котором-нибудь из жилищ твоих, которые Господь, Бог твой, даст тебе; но только на том месте, которое изберет Господь, Бог твой, чтобы пребывало там имя Его, заколай Пасху вечером при захождении солнца, в то самое время, в которое ты вышел из Египта; и испеки и съешь на том месте, которое изберет Господь, Бог твой, а на другой день можешь возвратиться и войти в шатры твои». (Второзаконие 16:1-7).

На основании этого отрывка становится понятным, что ученики никаким образом не могли заколоть Пасхального агнца в верхней горнице и тем более не мазали косяки дверей кровью.

Для того чтобы разобраться в этих трудных Евангельских текстах, необходимо прежде всего изучить традицию празднования Пасхи, существовавшую во времена Второго Храма, описанную в Мишне в трактате Песахим. Несмотря на то, что редакция Мишны была завершена к 200 году н.э., многие исследователи сходятся на том, что материал именно этого трактата является довольно ранним. Его корни ведут нас к историческому периоду, в который существовала самая первая академия Таннаев в Явне, организованная лидером фарисеев Рабби Иоханнаном бен Закхаи сразу же после разрушения Храма в 70 году н.э. Таким образом, трактат Песахим описывает традиции, которые существовали 40 лет спустя после смерти Иисуса. Само название Песахим, буквально – «Пасхи» уже говорит о том, что в I в. существовало несколько пасхальных ритуалов. В частности, Мишна заостряет внимание на том, как Пейсах праздновался в домах у людей и в Храме. Иными словами существовали две разные церемонии. В своих домах люди совершали два действия: поиск и уборку квасного, а также Пасхальнй Седер. В Храме же заколался Пасхальный Агнец, который, согласно сказанному в книге Второзаконие должен был съедаться там же.

Этот ритуал описан в пятой главе трактата. «Три группы людей заколают Пасхального агнца, ибо сказано « Тогда пусть заколет его все собрание общества Израиля» (Исх 12:6). Таким образом, Писание говорит о том, что есть «собрание», «общество» и «Израиль». Сначала в Храм входит первая группа. Как только двор Храма заполняется, двери запираются и звучит труба. Священники становятся рядами, в руках каждого золотые и серебряные блюда... Израильтянин резал агнца, а священник принимал кровь и передавал блюдо, наполненное кровью по цепочке к жертвеннику. Стоящий ближе к жертвеннику кропил кровю у основания жертвенника... Первая группа, выходила из храма и заходила вторая, после чего – третья... Первая группа, выйдя со двора Храма садилась есть агнца прямо на Храмовой горе. Вторая – а Хеле (место у подножья горы), а третья – оставалась во дворе Храма. Все жарили на огне свои пасхальные жертвы.» (М. Песахим 5:5-10).

Продолжение следует.

 

Александр Болотников,
Директор Научно-исследовательского Центра "Шалом",
Доктор богословия

Метки: Пасха, Песах, Пейсах, Пасхальный Сэдэр, Пасхальный Сэдэр и Тайная Вечеря

 

Изображение (источник): www.wikipedia.ru

Добавить комментарий

Правила комментирования просты: стиль дворянского общения. Это значит не "тыкать" незнакомым участникам, не высказывать что-либо в обидном тоне, не пользоваться крепкими выражениями и считать других умнее себя.
Пожалуйста, говорите о статье, а не о Ваших религиозных убеждениях.
Согласно правилам boruh.info любой комментарий может быть удален или сокращен модератором без объяснения причин.


Защитный код
Обновить

Обсуждения

  • Был ли Иисус назореем?

    • а) разве вы не принимаете пророчество об отрасли? б) значит плохие сведения о ...
       
    • правильно говорит Болотников о тоом, что ответнужно искать в пророчестве,о котором ...
  • Природа Божества: один или един?

    • Вы привели не цитату из Торы, а интерпретацию иудаизма, несостоятельнос ть которой ...

Вход на сайт

 

Недельная глава

Брейшит / Бытие | Ваецэ ויצא

Ваеце

Бытие 28:10 - 32:3

Обзор Недельной главы

Подробнее...

Выбор Редакции

Западные гетто. Вена

Издательство «Текст»/«Книжники» вскоре выпустит в свет сборник эссе Йозефа Рота «Дороги еврейских скитаний», написанный в 1920-х годах и повествующий о дорогах нескольких поколений евреев, выходцев из Восточной Европы, которые вели их в Западную Европу, Америку или Советскую Россию.

УТЕШЕНИЕ МЕСЯЦА АВ

В еврейской традиции ав называют также менахем-ав — «ав-утешитель», поскольку евреи ожидают от Всевышнего утешения после трагических событий, связанных с этим месяцем.

 

Путешествия