Законник

Христианство и Новый Завет Исследования
Александр Болотников Просмотров: 4065


Законник: ярлыки в современном христианстве.

В течение последних 10-15-и лет среди русскоязычных христиан евангельского направления наблюдается бурное развитие позитивного отношения к Израилю.

Если еще в начале 90-х с кафедр нередко доносились обвинения евреев в распятии Иисуса, то сегодня все больше и больше проповедников нового поколения говорит об особой избранности еврейского народа. В результате этих проповедей в традиционных церквах появляются лидеры, горящие желанием служить и нести евангельскую весть Израилю. В порыве таких чувств многие евангельские лидеры начинают перенимать еврейские традиции, петь песни на иврите, употреблять еврейские слова и даже надевать кипу и талит.

Однако же для традиционного протестантского богословия подобное отношение некоторых верующих представляет большую угрозу. Суббота является неотъемлемой частью еврейской жизни. С начала 19 века, когда в среде американских баптистов велась серьезная дискуссия по поводу субботы, многие богословы и проповедники выработали следующий контраргумент: закон и суббота были даны на Синае для евреев, соответственно на язычников это не распространяется. Однако же, если следовать этой логике, то всякий протестант, ставший на путь служения евреям должен следовать принципу, высказанному когда-то Павлом “для Иудеев я был как Иудей, чтобы приобрести Иудеев; для подзаконных был как подзаконный, чтобы приобрести подзаконных” (1 Кор 9:20). Тут уже без субботы никак не получится. Именно этот момент и вызывает серьёзные трения в среде евангеликалов. Многие лидеры новообразованных мессианских групп принимают шабат и проводят служения в субботу, но для многих Тора и Шабат являются камнем преткновения. В этой связи лидер евангельской общины Бэт Машиах, само название которой говорит о ее мессианском направлении деятельности, однажды высказал следующую мысль: “Для евреев суббота конечно же ближе, но наши братья не поймут нас и будут называть нас законниками”.

Термин “законник” в среде евангельских христиан, в принципе, является ругательным. Это связано прежде всего с тем, что евангелическое богословие унаследовало главный постулат традиционного христианства о том, что Иисус отменил законы Торы и фактически установил новые заповеди. В частности, согласно мнению многих протестантских комментаторов, в 22-й главе Евангелия от Матфея повествуется о том, как Иисус заменил десять заповедей декалога и вместе с ними все повеления Торы двумя заповедями: любить Бога и любить ближнего. Интересным является тот факт, что эти слова Иисуса, записанные в стихах 37-40 22-й главы Евангелия от Матфея являются ответом на вопрос некоего «законника». Это и является причиной, по которой многие богословы считают, что Иисус излагает свои «новые заповеди» в пику «ненавистным законникам». Здесь и возникает подмена понятий. В глазах многих христиан, читающих эти строки Евангелия, законники представляются эдакими буквоедами - врагами Иисуса и христианства, призывающими к соблюдению каких-то ритуалов и «закорючек». Вот почему целью этой статьи является исследование значения греческого слова НОМИКОС, которое в Новом Завете встречается всего 9 раз и переводится в Русской Синодальной Библии как «законник».

Иисус и законник в Евангелии от Матфея 22:34-40.

События, происходившие в Иерусалиме за несколько дней до Пейсаха и описанные в 21-й и 22-й главах Евангелия от Матфея, являются кульминацией противостояния между Иисусом и его оппонентами. Иисус въезжает в Иерусалим, встречаемый толпой, скандирующей слова «осанна (евр. ошианна)», что переводится с иврита как «спаси нас, пожалуйста» (Матфея 21:8-10). Войдя в Храм, Иисус разгоняет торговцев и начинает там учить. Однако, в отличие от родной Галилеи, старейшины и первосвященники не спешат признавать в нем раввина. Ставя под сомнение его авторитет они, допытываются «какой властью Ты это делаешь? и кто Тебе дал такую власть?» (Матф. 21:23). Подобная ситуация уже случалась с Иисусом однажды. В Евангелии от Иоанна рассказывается о том, как Иисус перед Пейсахом в самом начале своего служения уже изгонял торговцев из Храма (об этом мы уже писали). Тогда оппоненты Иисуса тоже интересовались по какому праву он все это делал, намекая на то, что Иисус не являлся учеником ни одного из раввинских авторитетов, пока Никодим не признал божественное происхождение силы Иисуса.

Однако в Евангелии от Матфея ситуация поворачивается по-другому. Иисус идет на конфронтацию с лидерами Храма, отвечая на их вопросы о происхождении своего авторитета притчами о виноградарях и о брачном пире. В ответ на это лидеры храма подсылают к Иисусу сначала иродиан, а затем саддукеев для того, чтобы «уловить его в словах». Если иродиане хотели спровоцировать Иисуса на неполиткорректные действия, то саддукеи явно хотели загнать Иисуса в тупик предложив ему сложную гипотетическую ситуацию (Матфея 23:23-28), основанную на законе о левиратных браках (Второзаконие 25:5-10).  Как видно из текста, Иисус смог дать ответ на запутанный вопрос, вызвав при этом одобрение народа (стих 33).

Фарисеев данная ситуация явно не устраивала. Как уже неоднократно упоминалось тут и тут, несмотря на определенные сходства между учением Иисуса и учением фарисеев, последних не устраивало то, что Иисус учит, не будучи на то поставлен раввинами. Именно поэтому законник, являющийся одним из фарисеев, задает Иисусу вопрос о самой главной заповеди в Торе. Данный вопрос обусловлен тем, что, согласно логике Гиллеля и Шаммая, основателей фарисейских школ, Тора представляет собой набор позитивных и негативных заповедей. Если прочесть Пятикнижие Моисея и вычленить из него тексты, содержащие повеления и запреты, то можно насчитать от 570-и до 630-и заповедей (несколькими разными глаголами может выражаться одно о то же поведение). Таким образом к 10-веку нашей эры в иудаизме сложилась традиция о 613-и заповедях Торы.

В отличие от вопросов, заданных иродианами и саддукеями, вопрос законника не содержит провокационной «вилки». Законник пытается узнать, совпадает ли позиция Иисуса по поводу главной заповеди Торы с позицией «отцов» фарисейского движения. Как видно из ответа Иисуса, он не изобретает новые законы. Слова «возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим» (Матфея 22:37) являются ни чем иным, как цитатой из самой главной молитвы в иудаизме, называемой «ШМА».

Слушай, Израиль: Господь, Бог наш, Господь един есть; и люби Господа, Бога твоего, всем сердцем твоим, и всею душою твоею и всеми силами твоими. И да будут слова сии, которые Я заповедую тебе сегодня, в сердце твоем. B внушай их детям твоим и говори о них, сидя в доме твоем и идя дорогою, и ложась и вставая; и навяжи их в знак на руку твою, и да будут они повязкой над глазами твоими, и напиши их на косяках дома твоего и на воротах твоих. (Второзаконие 6:4-9)

То же самое касается и заповеди, которую Иисус назвал «второй, подобной ей». Слова «возлюби ближнего как самого себя» (Матфея 22:29) он цитирует непосредственно из книги Левит 19:18, которая в традиционном христианстве считается сердцевиной обрядового закона.

Таким образом мы видим, что, отвечая законнику на его вопрос, Иисус таки выбрал из Торы две главные заповеди, на которых основана вся Тора и пророки. Интересно, что ответ Иисуса не вызвал никаких дискуссий среди фарисеев. Дело в том, что его позиция совпала с тем, что учили сами раввины. В Талмуде в трактате Шаббат цитируется история, известная как «Золотое правило Гиллеля».

Однажды один язычник пришел к Шаммаю и говорит ему: «Если научишь меня всей Торе, пока я стою на одной ноге, то я обращусь в иудаизм». Шаммай прогнал его лопатой, а Гиллель обратил. Что же сказал ему Гиллель? Гиллель сказал: "Не делай своему ближнему того, что не желаешь, чтоб делали тебе. В этом вся Тора, а остальное – комментарий. Иди и изучай Тору".

Данная история демонстрирует сходство между Иисусом и Гиллелем в подходе к изучению Торы. Две заповеди: о любви к Богу и любви к ближнему не перечеркивают установления, данные Богом Моисею, но устанавливают приоритетные принципы.  Это четко просматривается в Декалоге, где первые четыре заповеди являются ничем иным как конкретизацией принципа любви к Богу, тогда как шесть последующих заповедей конкретизируют принцип любви к ближнему. Логика Декалога, распространяется и на все остальные заповеди Торы. Вот почему Гиллель, быстро объяснив  язычнику суть Торы, направляет его, уже обращенного, изучать Тору, возрастая от фундамента.

Законник в Евангелии от Луки 10:25-28

Золотое правило Гиллеля, процитированное в Талмуде, в точности не передает два принципа, озвученные Иисусом в Евангелии от Матфея. В частности, в формулировке Гиллеля отсутствует заповедь о любви к Богу.  Однако же в истории, записанной в Евангелии от Луки, законник, спросивший Иисуса о том, как наследовать жизнь вечную, сам озвучивает принцип любви к Богу.

«И вот, один законник встал и, искушая Его, сказал: Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Он же сказал ему: в законе что написано? как читаешь? Он сказал в ответ: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всею крепостью твоею, и всем разумением твоим, и ближнего твоего, как самого себя. Иисус сказал ему: правильно ты отвечал; так поступай, и будешь жить» (Луки 10:25-28).

Как видно из этого текста, Иисус, отвечая на вопрос о вечной жизни, ничего не говорит ни о благодати, ни даже о вере в него. Строя свой ответ на основаниях принципов, изложенных в Торе, он сам спрашивает законника о том, что Тора говорит по поводу обретения вечной жизни. Законник отвечает Иисусу, цитируя те же самые заповеди из Пятикнижия, которые Иисус использует в своём ответе фарисеям, записанном в Евангелии от Матфея 22:34-40.

Следует также заметить, что диалог между Иисусом и законником, описанный в  Евангелии от Луки 10:25-28 происходит намного раньше, нежели события, описанные в Евангелии от Матфея 22:34-40. Таким образом законник, ответивший Иисусу цитатами из  Второзакония 6:5 и Левит 19:18, ни коим образом не мог услышать это от него самого. Из вышеизложенного можно сделать только один вывод: идея о двух фундаментальных принципах, на которых основаны закон и пророки существовала в раввинистической традиции и согласовывалась с учением Иисуса. А значит, законники не всегда были противниками учения, преподаваемого Иисусом.

В отличие от ситуации в Евангелии от Матфея, законник, описанный Лукой, продолжает разговор с Иисусом и задает вопрос о том, кто есть ближний. Данный вопрос очень хорошо иллюстрирует взаимосвязь между принципами и применением закона.  Если принцип содержит лишь постулат о любви к ближнему, то должен быть комментарий, проясняющий понятие "ближний". Именно это и хочет выяснить законник. Его вопрос по поводу принципа любви к ближнему обусловлен тем, что в книге Левит 19:18 сказано «Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя». Согласно традиционной раввинской буквальной интерпретации этого текста «ближним» является «сын народа», то есть израильтянин.

На примере разговора между Иисусом и законником, описанным в Евангелии от Луки, можно обнаружить разницу между подходом к истолкованию заповедей Торы, сложившимся в среде фарисеев и тем, что предлагал Иисус. Рассказывая притчу о самарянине в ответ на вопрос о ближнем, Иисус не отбрасывает заповеди, но демонстрирует их иную интерпретацию. Дело в том, что характерной особенностью раввинской традиции при исследовании законодательных отрывков из Пятикнижия является попытка расчленить текст на как можно больше содержащих разные повеления подпунктов. Каждый из таких подпунктов рассматривается как отдельная заповедь, и эти заповеди зачастую никак не связаны друг с другом.

В частности, заповедь «возлюби ближнего» является частью большего отрывка из 19-й главы книги Левит.

Не обижай ближнего твоего и не грабительствуй. Плата наемнику не должна оставаться у тебя до утра.

Не злословь глухого и пред слепым не клади ничего, чтобы преткнуться ему; бойся Бога твоего. Я Господь.

Не делайте неправды на суде; не будь лицеприятен к нищему и не угождай лицу великого; по правде суди ближнего твоего.

Не ходи переносчиком в народе твоем и не восставай на жизнь ближнего твоего. Я Господь.

Не враждуй на брата твоего в сердце твоем; обличи ближнего твоего, и не понесешь за него греха.

Не мсти и не имей злобы на сынов народа твоего, но люби ближнего твоего, как самого себя. Я Господь. (Стихи 13-18)

Согласно раввинистичекой традиции в этом отрывке могут содержатся до 16-и различных заповедей. Именно методом такого подсчета в иудаизме возникла концепция 613 заповедей. Однако, если посмотреть на этот отрывок из Торы, как на целостную литературную единицу, то можно обнаружить общую идею, красной нитью проходящую через весь текст. Это тема человечного отношения друг ко другу, которая подытоживается словами «люби ближнего твоего, как самого себя» из 18-го стиха. Повеления, записанные выше, является иллюстрацией этого человечного отношения, своего рода объяснением понятия «любить как самого себя». Однако «любовь к ближнему как к самому себе» не может ограничиваться исключительно этими  15-ю дидактическими повелениями.

Рассказывая притчу о самарянине, Иисус показывает законнику, что понятие любви к ближнему не возможно вместить в какие-то юридические категории или рамки. «Ближним» может оказаться не только рожденный или обращенный израильтянин, но и даже тот, кто по определению является заклятым врагом. Точно так же как и Иисус в своей Нагорной проповеди говорит о любви к врагам (Матфея 5:44), Тора содержит повеления о любви к недругам.

Если найдешь вола врага твоего, или осла его заблудившегося, приведи его к нему; если увидишь осла врага твоего упавшим под ношею своею, то не оставляй его; развьючь вместе с ним. (Исход 23:4-5).

Очевидно, что предназначение этой заповеди Торы - не ограничить помощь врагу, попавшему в беду, только теми случаями, когда его осел или вол пропал или упал под ношею. Эти повеление является дидактическим примером, иллюстрирующим принцип любви к врагу.

Иными словами, в отличие он раввинистической традиции, в которой каждое повеление Торы является сугубо отдельным законодательным прецедентом, Иисус рассматривает законы в контексте всей Торы. Его комплексный подход создает целостную картину морально-этических и духовных принципов Божественного Откровения.

В качестве вывода

В отличие от эпизода, описанного в Евангелии от Матфея, законник, которому была адресована притча о самарянине, не спорил с Иисусом. Аргумент Иисуса о том, кто есть ближний оказался для него убедительным (Луки 10:37). Как видно из двух историй, описанных Матфеем и Лукой законники не всегда представлены в Новом Завете с отрицательной стороны.

Среди законников, конечно же, встречаются и отрицательные личности. Так, например, Иисус подверг жесткой критике фарисеев и законников, которые придумали систему ритуального омовения рук, не имеющую никакого отношения к законам Торы. Однако же есть и явно позитивные  люди, даже последователи Павла. В частности, в Послании к Титу упоминается некий Зина (греч. Зенас), являющийся соратником Аполлоса, именуемый законником. Согласно контексту последних стихов послания законник Зина явно является служителем церкви (Титу 3:12-14).

Как мы можем увидеть, проблема заключается в стереотипах, сложившихся в традиционном христианстве, которое полностью оторвало себя от своих истоков. А потому происходит постоянное переопределение понятий. Так, к примеру, слово осанна (евр. ошиа-на), означающее просьбу об избавлении, превратилось в возглас прославления. Термин фарисеи (евр. перушим), означающий «толкователи Писания» воспринимаются христианским читателем Нового Завета исключительно как лицемеры. Законники же и книжники подаются как некие бессердечные крючкотворы, спасающие себя делами и ритуалами. Однако же, греческое слово НОМИКОС, законник, означает не качество характера, а ремесло. Точно так же как и книжники занимались перепиской библейских текстов, законник  – это не качество характера, а профессия. Попросту говоря, законники -  это юристы. И если в наше время юрист работает с государственными законами, то в эпоху раннего иудаизма единственным законом, по которому жило еврейское общество,  была Тора и ее устное истолкование. А без закона как в наше время так и 2000 лет назад прожить было невозможно. Поэтому и в ранней церкви также были законники, решающие юридические вопросы.

 

Александр Болотников,
Директор Научно-исследовательского Центра "Шалом",
Доктор богословия

 

Изображение: Фрагмент картины Поленова "Исполнялся премудрости"

Добавить комментарий

Правила комментирования просты: стиль дворянского общения. Это значит не "тыкать" незнакомым участникам, не высказывать что-либо в обидном тоне, не пользоваться крепкими выражениями и считать других умнее себя.
Пожалуйста, говорите о статье, а не о Ваших религиозных убеждениях.
Согласно правилам boruh.info любой комментарий может быть удален или сокращен модератором без объяснения причин.


Защитный код
Обновить

Обсуждения

  • Был ли Иисус назореем?

    • а) разве вы не принимаете пророчество об отрасли? б) значит плохие сведения о ...
       
    • правильно говорит Болотников о тоом, что ответнужно искать в пророчестве,о котором ...
  • Природа Божества: один или един?

    • Вы привели не цитату из Торы, а интерпретацию иудаизма, несостоятельнос ть которой ...

Вход на сайт

 

Недельная глава

Брейшит / Бытие | Ваецэ ויצא

Ваеце

Бытие 28:10 - 32:3

Обзор Недельной главы

Подробнее...

Выбор Редакции

9 Ава

Тиша бе-Ав или жизнь и смерть с Богом.

«Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло... Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое» (Второзаконие 30:15, 19).

«Чужак, постигший нашу душу»

Евреи часто гостили в богатом доме Рембрандта: с ними он обсуждал ветхозаветные тексты и учил иврит, их же рисовал на своих библейских картинах. С ними он остался и после банкротства, поселившись в местном гетто, в котором видел теперь и отражение своей судьбы.

 

Путешествия