Интервью с профессором Куртом Шубертом

Курт Шуберт является почетным профессором по изучению иудаизма. С 1966 по 1993 гг. он был профессором в университете Вены, Австрия, где он до сих пор продолжает читать лекции.

Его профессиональным интересом является исследование еврейской истории и культуры с библейских времен до настоящего времени.

Рожденный в Вене, профессор Шуберт является одной из самых влиятельных фигур в продвижении диалога между христианами и евреями в послевоенной Австрии и Европе. В 1966 г. проф. Шуберт создал Институт еврейских исследований при Венском университете, первый в своем роде в Европе, и в 1972 году - австрийский еврейский музей в Айзенштадте. Как католик он также активно участвует в реализации II Ватиканского Собора и развития диалогического мышления в католической церкви.

Проф. Шуберт написал более ста научных статей и является автором и редактором многих книг, среди которых Die Religion des nachbiblischen Judentums (1955), The Dead Sea Community (1959), Die jüdischen Religionsparteien in neutestamentlicher Zeit (1970), Jesus im Lichte der Religionsgeschichte des Judentums (1973), Die Kultur der Juden (1977-1979), Die Religion des Judentums (1992), and Jüdische Geschichte (1995). В настоящее время он работает над книгой Christentum und Judentum im Wandel der Zeiten (Христианство и иудаизм на протяжении веков).

Шабат шалом: Проф. Шуберт, без колебаний можно сказать, что Вы являетесь передовым специалистом в Австрии по иудаизму. Ваше имя неразрывно связано с христианско-еврейским диалогом. Вот лишь два из ваших весьма выдающихся достижений: в 1966 году Вы основали в Венском университете первый Институт еврейских исследований, впервые в Европе. А в 1972 году Вы основали Австрийский Еврейский музей в Айзенштадте. И сейчас, на активной пенсии, Вы до сих пор читаете лекции в этом институте, уже в 116-й семестр! Итак, не могли бы Вы кратко описать свою жизнь?

Курт Шуберт: Мой интерес к иудаизму возник с точки зрения австрийской католической оппозиции нацизму. Уже в зимнем семестре 1941-1942 я начал изучать библейский иврит. Из-за бронхиальной астмы мне не нужно было вступать в вермахт, немецкие вооруженные силы, а только в противовоздушную защиту, - задача, во время исполнения которой я мог продолжать учебу. Благодаря моей работе в противовоздушной защите я воспользовался возможностью сохранить несколько тысяч экземпляров книг на иврите, которые сейчас в Израиле.

Моей основной областью исследования было «Древнесемитская филология и исследования Древнего Ближнего Востока». Это, конечно, включало иврит. Диссертация, однако, должна была иметь тему ассириологии. Я получил степень доктора философии в марте 1945, незадолго до освобождения Красной Армией. Начиная с мая 1945 года я преподавал как ассистент (wissenschaftliche Hilfskraft) иврит, сирийский и аккадский языки, с 1949 – иудейские исследования в Восточном институте в Венском университете на должности доцента (Dozent), а с 1955 г. как доцент (außerordentlicher Professor). В 1966 году я стал полным профессором (ordentlicher Professor) и директором вновь созданного Института еврейских исследований при Венском университете, из которых в немецко-говорящих странах были созданы несколько других институтов, например, в Кельне, Германия и Люцерн, Швейцария.

Шабат шалом: Как Вы пришли к изучению еврейской истории и культуры? И каковы были причины, по которым Вы прилагаете активные усилия по улучшению еврейско-христианских отношений и постоянно заботитесь о них?

Шуберт: Наше самоопределение в литургии как «Сион», «Иерусалим» и «Израиль» требует нашей солидарности с иудаизмом, особенно в условиях нацистских преследований. Таким образом, среди друзей я выступал за такую солидарность уже во время войны, и после освобождения Австрии я продолжал делать это на официальном уровне. Я всегда думал, что научная сфера была более эффективной, чем любая другая возможная организация на клубном уровне. Мой маленький отдел по иудаизму в Восточном институте с самого начала был основой, давшей начало следующим проектам. В годы после Второй мировой войны я также работал в тесном сотрудничестве с сионистскими организациями, которые оказывали содействие еврейским беженцам (перемещенным лицам), предоставляли убежище под защитой "Администрации помощи и реабилитации ООН (UNRRA)". Это стало причиной того, почему уже в апреле-мае 1949 г. я впервые посетил Израиль, куда я передал, спасенные книги, дар от Israelitische Kultusgemeinde Vienna, Еврейской общины Вены.

Шабат шалом: Вы очень активно участвовали и продолжаете участвовать в диалоге между христианами и иудеями. Каковы главные моменты Ваших усилий? Каковы основные результаты для Римо-католической церкви (в Австрии и за ее пределами), для христиан в целом и для евреев?

Шуберт: Я, безусловно, был одним из первых, кто работал в этом направлении, особенно в церкви. Во время войны, мои друзья ласково называли меня "Моисей". Одним из главных успехов было недвусмысленное требование солидарности с иудаизмом в Епархии Венского синода в 1971 году. Я представил текст перед синодом. Конечно, самыми яркими моментами успеха я считаю основание Института иудаизма в Венском университете в 1966 г., а также австрийского еврейского музея в городе Айзенштадт, Бургенланд, который был первым Еврейским музеем в Австрии с 1945 года. Мои тезисы и точка зрения были полностью приняты в Церкви. Таким образом, с 1966 года я служу на должности президента Österreichisches Katholisches Bibelwerk, Австрийской католической библейской ассоциации.

Шабат шалом: Позвольте мне спросить Вас теперь непосредственно о Катастрофе. Как Холокост коснулся Вашей жизни?

Шуберт: У меня не было прямого контакта с Холокостом. С самого начала, то есть с марта 1938 г. я был решительно против нацизма. В пятнадцать лет (да, я родился в 1923) я хотел принять участие в очистке Австрии от нацистского режима. Вскоре я понял принципиально антихристианскую сущность нацистской идеологии.

Я познакомился со своей женой, доктором, Урсулой Шуберт, родившейся в декабре 1944 года. Она была крещена в младенчестве в католической церкви. Ее мать была еврейкой, отец арийцем. В соответствии с нацистским законом этот брак назывался Privilegierte Mischehe, - термин, используемый для обозначения еврейского смешенного брака, пользовавшегося привилегированным статусом. Таким образом, ее мать не была вынуждена носить Judenstern, желтый «Еврейский знак». Дед Урсулы умер от голода в возрасте 84 лет в концентрационном лагере Терезинштадт (Терезин, в настоящее время Чехия). Ее бабушка и тетя, сестра моей свекрови, были в Шанхае и Пекине. Две сестры бабушки Урсулы покончили с собой в октябре 1941 года, чтобы не быть депортированными на восток для уничтожения.

Шабат шалом: Эли Визель сказал: «Не существует рационального объяснения Холокоста, и когда мы найдем его, оно будет неправильным». В связи с этим мой вопрос таков: почему Холокост? Как мы можем объяснить эти размеры зла?

Шуберт: Рациональное объяснение Холокоста невозможно, если мы понимаем «рациональное» как относящееся к причине во главе с общими моральными принципами. Однако для нацистской идеологии иудаизм был метафизическим антимиром, уничтожение которого было задачей, возложенной «Провидением» на немецкую нацию. Только прочтите заголовки нацистской газеты по травле евреев Der Stürmer: «Без уничтожения еврейского контроля нет спасения человечества» или «Кто борется с евреем - борется с дьяволом».

Такая идеология уже была подготовлена в последние десятилетия девятнадцатого века такими писателями, как Вильгельм Марр, Юджин Дюринг и Хьюстон Стюарт Чемберлен. Нацисты применяли лозунг по отношению к еврееям, который был первоначально сформулирован Генрихом фон Клейстом в его «Германской оде» против Франции: «Убейте его/их, последний суд не требует причин».

Шабат шалом: Как вы думаете, мог ли произойти Холокост в другом месте и в другое время? Является ли Холокост уникальным событием? Как это соотносится с другими холокостами, скажем, для примера, армянским или руандийским?

Шуберт: Холокост нельзя сравнивать с любым другим геноцидом. Холокост, скорее, является уникальным феноменом. Это был не погром, не эмоциональная вспышка, но спланированное массовое убийство, исполненное с техническим совершенством. Таким образом, мы не можем сравнить его с так называемой этнической чисткой. Речь шла не о территориальных претензиях и правах человека в этом мире. Скорее, Холокост является следствием идеологии, для которой уничтожение недостойных и расово неполноценных имело безошибочно псевдорелигиозную, метафизическую функцию, задачу, возложенную «Провидением» на немецкую нацию.

Шабат шалом: Какие уроки должны извлечь христиане из Холокоста, как этические, так и теологические? Что мы узнаем о людях? И что мы узнаем о Боге?

Шуберт: Поскольку Холокост был следствием дьявольской идеологии, он может быть понят лишь на основе 3 и 4 глав книги Бытие. Нацизм первоначально приветствовали многие немцы, например, для ликвидации экономической конкуренции; думая только об ариизации деятельности. Как и в 4 главе Бытие, этот процесс завершился запланированным убийством.

Что касается человечества, мы узнаем, что Холокост является крайней формой человеческой восприимчивости к греху.

О Боге мы можем узнать нечто от Иова и из еврейской религиозной литературы. В 4 Апокалипсисе Ездры, дат. ок. 100 н.э., то есть после решающей даты 70 г. н.э. утверждается, что не дано человеку «понять пути Всевышнего». Аngelus interpres (Ангел-толкователь) говорит «Ездре»: «Ты не лучший судья, чем Бог, не умнее Всевышнего!» (7:19) и «Потому что ты далеко не способен любить Мое творение больше, чем люблю его Я» (8:47). Еще более ясно формулирует это Талмуд в трактате Менахот 29б (традиция с третьего века н.э.), говоря о смерти мученика рабби Акивы, который истолковал Тору превосходным образом. В страхе Моисей спрашивает о смысле всего этого: «"Властелин Вселенной", - воскликнул Моисей, - "такая Тора, и такая награда!". Он ответил: "Молчи, потому что это Мое решение"». Дополнение к этому можно найти в трактате Авода Зара 18а, который говорит о смерти мученика Ханины бен Терадион. Даже тогда, когда он был привязан к столбу во время своего сожжения, он был вдохновлен и мужествен, потому что его палачи завернули его в Свиток Закона. Он ответил своим ученикам: «Пергаменты сгорают, но буквы парят в вышине».

Несмотря на весь дьявольский характер и непостижимость Холокоста, должно быть понятно, что это - не последнее слово Бога к Своему народу-свидетелю, Израилю. Если мы, христиане, рассматриваем себя как Израиль, то это верно и для нас. По этой причине христианские церкви после поражения нацистов разработали новый образ мышления в связи с 9-11 главами послания к Римлянам. Сейчас мы говорим о том, что завет, заключенный с Израилем, никогда не отменялся Богом. И Христос для всех людей создал новую запись в этом завете!

Шабат шалом: Почему в течение 2 000 лет существует христианская антисемитская идеология? Присуща ли такая идеология христианской теологии или она накладывается на нее? Как изменилось христианское теологическое мышление и учение после Холокоста?

Шуберт: Антисемитизм – это дохристианское явление. Сравните книгу Есфирь и 3 и 6 главы книги Даниила. Строгий монотеизм в еврейском мышлении является оскорблением для языческого мира, который презрительной реагировал на «еврейское неверие» в древних богов.

Христианство развилось как еврейское христианство в соперничестве с иудаизмом. Внутриеврейская полемика в церкви была взята за основу существующей антисемитской враждебности христиан, обращенных из язычников. Христиане видели себя единственными наследниками ветхозаветного народа завета с их обещаниями. Таким образом, языческий антисемитизм не был преодолен, но усугубился.

После Холокоста теория последовательного замещения была существенно изменена, и поэтому сегодня у нас есть понятие «завет никогда не отменялся Богом».

Шабат шалом: Позвольте мне обратиться к теологическому аспекту: если завет не был отменен Богом, тогда какую теологическую роль играет христианство или христианская церковь в отношении завета? Иными словами, какова наша библейская сущность в связи с богоизбранным народом, Израилем?

Шуберт: Христианство, в частности, смерть и воскресение Иисуса, открыло новый путь к завету Бога с Авраамом и к завету на горе Синай, который перестал быть этнически ограничен.

Шабат шалом: Что Вы думаете о ревизионистах, которые говорят, что Холокоста никогда не было?

Шуберт: Те, кто отрицают Холокост, не могут восприниматься серьезно в качестве партнеров по дискуссии. Тогда где же эти 5-6 миллионов евреев, если они не были убиты? Чтобы противостать безумцам и лжецам такого рода, просто бросим беглый взгляд на Reichsgesetzblatt, немецкий юридический вестник.

В Reichsgesetzblatt от 5 сентября 1941 года появился указ полиции для идентификации евреев, вступивший в силу с 1 сентября 1941 г. Запрет еврейской эмиграции последовал 23 октября 1941 года. Целью нацистского руководства было сделать Германию (и за ее пределами – Европу), judenrein - свободную от евреев. Сначала они пытались заставить евреев эмигрировать, применяя к ним методы травли. Как это должно было происходить в связи с запретом эмиграции? Reichsgesetzblatt дает правильный ответ в «Одиннадцатом постановлении по гражданскому праву Рейха» в Reichsgesetzblatt от 25 ноября 194 г.1. Согласно этому указу немецкие евреи должны были оплачивать затраты на свое собственное уничтожение:

"§ 1: Еврей, имеющий постоянное место жительства за границей [так как Центральное правительство, - название, данное части оккупированной Польши, которая не была включена в Рейх, где находились лагеря смерти, также считается за рубежом, этот указ относился в первую очередь к депортированным евреям] не может рассматриваться в качестве немецкого гражданина. Постоянное место жительства дается, если еврей остается за рубежом вследствие обстоятельств, которые позволяют предположить, что он не остается там лишь временно [применимо для последующего пребывания в концентрационном лагере].

"§ 2: Еврей теряет немецкое гражданство... если позже он возвращается на свое постоянное место жительства за рубежом, с переводом его постоянного места жительства за рубеж". [Поскольку в момент выпуска данного закона запрет еврейской эмиграции действовал уже в течение одного месяца, это может касаться только дальнейшей депортации.]

"§ 3: Собственность еврея, теряющего немецкое гражданство в связи с этим указом, утрачивается с потерей гражданства Рейха... Эта собственность предназначена для поддержки всех целей, связанных с решением еврейского вопроса".

Этот текст не нуждается в дальнейших комментариях.

Шабат шалом: Почему необходимо помнить Холокост?

Шуберт: До тех пор, как антисемитизм остается политической реальностью, - также среди мусульман - память о Холокосте необходима и важна. Он напоминает о дьявольских последствиях антисемитизма, если он не распознается, не исследуется и правильно не лечится.

Шабат шалом: Каким образом мы должны помнить о Холокосте, чтобы не превращать это в болезненный процесс? Есть ли у Вас практические предложения?

Шуберт: Память о Холокосте и местах памяти жертв Холокоста являются актом исторических исследований. Такая память относится к процессу открытия себя. В частности, мы должны четко осознать, что иудаизм не может быть понят лишь в общих критериях. Я называю это "священное трагическое существование еврейского народа". Всякий раз, когда иудаизм получает равные права в нашем мире, это создает проблемы для других, потому что они не понимают иудаизм изнутри. Это уже проявлялось в движении эмансипации и ассимиляции в девятнадцатом веке, которое привело к стремительному экономическому антисемитизму, нашедшему свои смертоносные последствия в окончательном решении еврейского вопроса.

В тридцатые годы антисемитизм предложил евреям переехать в Палестину. Сионисты приняли это предложение всерьез и, таким образом возникла проблема в отношениях между евреями и арабами. Сегодня антисемиты обижаются на сионистов в Израиле.

Шабат шалом: У Вас есть конкретный рассказ или личный опыт в связи с Холокостом, которым Вы могли бы поделиться с нашими читателями, чтобы помочь им более глубоко задуматься?

Шуберт: Так как я был, согласно нацистскому праву, арийцем, у меня нет каких-либо своих воспоминаний относительно Холокоста, хотя у меня есть ряд воспоминаний о нацистских преступлениях и австрийском сопротивлении против нацистской оккупации Австрии 1938 по 1945 год.

Я был совершенно поражен тем, что я в 15 лет пережил в Вене. Нацисты праздновали свою победу, которая на самом деле была военной оккупацией Австрии немецкой армией – с дерзкими лозунгами, которые я не хочу повторять здесь, и с бессовестным антисемитизмом, часто в паре с яростным антиклерикализмом. После 11 марта 1938 г. евреи должны были удалить пилками для ногтей и зубными щетками лозунги опроса общественного мнения, который должен был состояться 13 марта, но не смог произойти из-за вторжения немцев.

Стало ясно, что как христиане мы призваны продемонстрировать свою солидарность с иудаизмом. Поэтому я начал изучать иврит и арамейский в 1941 году, чтобы познакомиться с еврейскими источниками в оригинале и, таким образом, чтобы лучше понять иудаизм. Во время учебы я понимал все больше и больше, что только истинное знание иудаизма будет наилучшим и наиболее эффективным оружием против антисемитских стереотипов. Так, в 1959 г. я организовал предмет «Еврейские исследования» в Венском университете, при наиболее энергичной помощи д-ра Генриха Дриммеля, который был тогда министром образования. Этот предмет в 1966 году вырос в «Институт еврейских исследований». И в 1972 году я основал австрийский еврейский музей в городе Айзенштадт по инициативе д-ра Фреда Синоваца, культурного представителя регионального правительства Бургенланда в то время, позже ставшего канцлером Австрийской Республики.

Шабат шалом: В своей трогательной речи в немецком бундестаге 27 января 1998 Егуда Бауэр точно заметил, что «самое страшное в Шоа на самом деле не то, что нацисты были бесчеловечными. Наиболее страшно то, что они действительно были людьми, такими же людьми как вы и я». Возможен ли другой Холокост? Что может предотвратить его?

Шуберт: В мире, заклейменном peccatum originale, первородным грехом, нет зла, которое не может повториться. Холокост был только наиболее конкретным его выражением. Тем не менее, даже такие ужасные события могут быть превзойдены.

 

Перевод с английского Александры Обревко
Печатается с сокращениями

Добавить комментарий

Правила комментирования просты: стиль дворянского общения. Это значит не "тыкать" незнакомым участникам, не высказывать что-либо в обидном тоне, не пользоваться крепкими выражениями и считать других умнее себя.
Пожалуйста, говорите о статье, а не о Ваших религиозных убеждениях.
Согласно правилам boruh.info любой комментарий может быть удален или сокращен модератором без объяснения причин.


Защитный код
Обновить

Обсуждения

  • Был ли Иисус назореем?

    • а) разве вы не принимаете пророчество об отрасли? б) значит плохие сведения о ...
       
    • правильно говорит Болотников о тоом, что ответнужно искать в пророчестве,о котором ...
  • Природа Божества: один или един?

    • Вы привели не цитату из Торы, а интерпретацию иудаизма, несостоятельнос ть которой ...

Вход на сайт

 

Недельная глава

Брейшит / Бытие | Ваецэ ויצא

Ваеце

Бытие 28:10 - 32:3

Обзор Недельной главы

Подробнее...

Выбор Редакции

Квакер на Сионе

Любовь к евреям дорого обошлась первому консулу США в Иерусалиме Уордеру Крессону: его лишили крупного наследства и упекли в психбольницу за обращение в иудаизм. Он все-таки вырвался оттуда и уже под именем Михаэля Боаза стал в Иерусалиме авторитетом, еще в середине XIX века разработавшим проект «сельскохозяйственных колоний» на Сионе,где могли бы собраться евреи со всего света.

Никто не забыт?

Евгений ЕВТУШЕНКО: «Я планировал приехать из Америки и поклониться памяти жертв Бабьего Яра, хотя никто меня не позвал. Теперь же, когда не приглашают даже музыку Шостаковича, считаю, что мой приезд был бы полной бестактностью». Статья из интернет-издания "Бульвар Гордона" (http://www.bulvar.com.ua)

 

Путешествия