И пока не разлучит нас смерть...


Говорят – противоположности притягиваются и в браке, счастливо дополняя друг друга, могут прожить до конца своих дней. Если так, то это сказано именно об Исааке и его жене Ревекке.

Исааку была суждена жизнь хранителя, его призвание - постоянно хранить в себе состояние благоговения перед Б-гом. Это определяется это как «Страх Ицхака». Пассивность его, как знак судьбы, как будто Исаак – всю жизнь лежит спутанным на том самом жертвеннике: он всегда жил в одном и том же шатре; женился на девушке, которую ему выбрали по велению отца; он не вел войн; не спорил с противниками, не вмешивался в воспитание сыновей и другие дела семьи, предоставив заботу о них жене.

Но эта пассивность – не признак физической или духовной слабости, скорее перед нами человек, склонный больше мыслить, чем действовать. Зато каждый эпизод, связанный с Ревекой убеждает нас, что основные черты ее - решительность, абсолютная убежденность в своей правоте, последовательность в достижении цели. Попробую проследить две эти сплетенные судьбы, как они изложены в книге Бытия.

Семья и рождение

Для своих престарелых родителей, Исаак - вымоленное у Б-га, долгожданное дитя, продолжатель высокой миссии, наследник Авраамова Завета (Быт. 17:19, 21; 21:12); даже имя ему предопределено свыше (Быт. 17:19). Первым в своем народе он был обрезан, согласно велению Б-га (Быт. 17:12; 21:4), в восьмидневном возрасте. Именно с него началось исполнение этой важной заповеди, именно так должен вступить новорожденный мальчик в «Общину и народ Израиля» и по сей день. Об обстоятельствах прихода в сей мир Ревекки нам ничего не ведомо, зато мы знаем, что представляла собой ее семья - "...из Падан-Арама, дочь Бетуэля-арамейца, сестра Лавана-арамейца" (Быт. 25:20). Из двух ветвей на семейном древе потомков Тераха одна – мощная, дающая удивительные побеги идет от Авраама и Сарры, другая, от Нахора - на первый взгляд более плодовитая, уверенно стоящая на земле, на самом же деле постепенно приходит в упадок – в духовном отношении, сохраняя на первых порах вид внешней благопристойности. И только женщины в этой семье по-прежнему жизнестойки.

Воспитание и формирование личности

И опять, все, что в этом смысле относится к Ревекке, мы можем только угадывать. Тогда, как Исаак живет в почти тепличной атмосфере – его мать и отец, подлинные аристократы духа, несущие свет веры иного, более гуманного толка. В то же время они люди решительные и успешные, окруженные преданными слугами и учениками. Исаак огражден от мира зла и обмана, отсюда гармоничная целостность его натуры – но от этого и некоторая наивность, неготовность к столкновению.

Ревекка же выросла в среде людей себялюбивых, мелочных, жадных - это видно в сценах ее сватовства (Быт 24:50-59), когда ее родные, получив от свата Элиезера богатые подарки, пытаются вести торг – то ли норовя повыгоднее продать Ревеку, то ли рассчитывая вообще оставить ее дома, возможно надеясь поторговаться еще с кем-то. Тем ценнее ее прямота и активная доброта – качества, которые Ревека смогла сохранить, в меркантильной среде. С детства знакомая с обманом и лицемерием, полагаясь в этом лишь на собственные душевные силы, она, как пишет в своей книге «Библейские образы» р. Адин Штейнзальц «оказалась здоровой личностью в больной семье». Но в духовном взрослении Ревеки и не было такого эпизода, который бы перевернул всю жизнь и представление о мире, как у Исаака.

«Акеда»- «спутывание» Исаака – жертвоприношение, которого не было (Быт.22:1-24)

Нет никаких сомнений в значимости этого библейского эпизода не только в жизни Авраама и Исаака, но и во всей истории нашей цивилизации. Впервые столь ярко был продемонстрирован основополагающий ее тезис – великая ценность человеческой жизни.

Удивительная эта история окутана завесой тайны. Четко очерчена канва событий – мы знаем, что было приказано Аврааму, каков был его ответ, каковы действия. Но подробности настолько скупы - что только усиливает драматизм повествования . И все-таки – где находился Авраам, когда услышал обращение Б-га? В Беэр Шеве или в каком-то ином месте, в доме или под открытым небом? Ответ «Вот я!» - означает лишь констатацию готовности выполнить любое приказание. Обычное для других подобных эпизодов предисловие – где происходит беседа, что делал Авраам - напрочь отсутствуют. Далее описание столь же скупо на подробности – не указан даже возраст Исаака, только небольшая деталь – то, что он вполне способен нести груз дров – указывает, что перед нами вполне зрелый человек, способный осознавать происходящее. А значит, грядущее испытание тяжело не только Аврааму. Исаак – полноправный участник, он вполне может попытаться выяснить суть происходящего. Но, в течение трех дней пути как бы не сказано ни слова. "И на третий день поднял Авраам глаза свои и увидел это место издали". И то, что он поднял глаза на некое указанное место - вообще единственное движение, которое упоминается на всем протяжении пути. Библейский текст поразительно точен – все повествование как бы создает впечатление - позади осталась пустая, тяжкая дорога, когда путники боялись сделать лишний жест, бросить взгляд по сторонам. Безмолвный путь через пустоту закончен, место определено. На как его узнали – причем узнали только двое – отец и сын? И лишь один диалог между ними (Быт 22:7), но какой: «И СКАЗАЛ ИЦХАК АВРААМУ, СВОЕМУ ОТЦУ, И СКАЗАЛ: ОТЕЦ МОЙ! И СКАЗАЛ ОН: ВОТ Я, СЫН МОЙ!И СКАЗАЛ: ВОТ ОГОНЬ И ДРОВА - ГДЕ ЖЕ АГНЕЦ ДЛЯ ВСЕСОЖЖЕНИЯ? И СКАЗАЛ АВРААМ: БОГ УЗРИТ СЕБЕ АГНЦА ДЛЯ ВСЕСОЖЖЕНИЯ, СЫН МОЙ».

То есть, Исаак, в душу которого постепенно закрадывается догадка, охваченный ужасом, ищет поддержки самом надежном человеке, которому привык доверять в этом мире - в отце. Теперь они уже знают – оба. Что же заставляет их подняться на эту гору? Почему Исаак не сопротивляется? Неужели его пассивность сильнее даже страха смерти? А может быть это нечто иное? Ведь Исаак знает – безусловно – о Завете, заключенным между его семьей и Всевышним, он знает – вряд ли это от него скрывали, что его отцу предстоит стать подлинно отцом многих народов – и именно через него, Исаака. Возможно, именно умение доверять Тому, с кем Завет заключен – это главная черта Авраама и Исаака, отца и сына – черта, непонятная нам, современным людям и делает их столь уникальными? Безусловное, безоговорочное доверие к Б-гу позволяет им обоим пережить самый страшный момент их жизни. После подобного испытания никто не может остаться прежним, а Исаак, переживший его вместе с отцом, окончательно сформировался как личность.

Недаром комментаторы ассоциируют Исаака со сфирой (категорией ) Гвура (ивр. - мужество ). Гвура - это четкая причинно-следственная связь, это продление традиции, это категория Суда, и это сила предвидения. То есть - все эти качества присутствуют в характере Исаака, он сильный человек, но эта сила открывается только немногим. Исаак сдержан, склонен к одиноким размышлениям, что, кстати, говорит не о слабости, а о стремлении скорее к исследованию и постижению мира, а не его изменению.

Талмуд украсил это скупое драматичное повествование великолепной короной Агадот – сказаний, одно из которых объясняет, почему в зрелом возрасте у Исаака ослабло зрение. В тот момент, когда спутанный, лежа на камне Исаак, поднял глаза - он увидел сияние Шехины, облака Б-жественного присутствия.

Сватовство и первая встреча

Уходит из жизни мать Исаака, Сара, унося с собой все удивительный мир еврейской жены и матери, ей одной присущий. И Авраам решается ввести в дом продолжательницу рода – и взять ее из своей собственной семьи. Существует множество мидрашей, объясняющих причину, по которой Авраам не желают вводить в свой дом хананеянку. Но мне всего понятней тот, что учитывает психологию женщины, пришедшей в семью издалека – она лишена непосредственных связей, тех нитей, которые связывают девушку с миром ее родителей. Она будет более восприимчива к обычаям принявшего ее дома, особенно если в собственной семье она была «белой вороной».

И тут на библейской сцене впервые появляется Ревекка. Сама сцена беседы между Авраамом и Элиэзером (Быт 24:2), торжественная, с напутствием и клятвой – вводит нас в обстановку таинственного предвидения. Авраам будто знает, что жене его сына предстоит взять на себя не просто обязанности Сарры, но и частично функцию главы семьи – и понимает, как непросто будет уговорить молодую девушку сменить свой дом и привычный мир на неизвестность. Но Ревекка совсем не обычная девица-красавица, это доказывает первая же минута ее встречи с Элиэзером. В этой девушке нет ни капли притворства, она сразу же правильно оценивает ситуацию и готова бескорыстно прийти на помощь. Это совсем не малый труд напоить караван верблюдов, воду приходится черпать до тех пор, пока "верблюды (не) перестали пить" (Быт 24:22). Ревекка без малейших колебаний помогает незнакомцу и гостеприимно приглашает его в дом своих родителей, где "сена и корму много... также место для ночлега (есть)" (Быт 24:25). В этот момент она еще не знает, кто этот незнакомец и какую роль он сыграет в ее жизни. Та же прямота и решительность, умение настоять на своем, немалый авторитет которым она пользуется в своей семье – все это видно из дальнейших сцен сватовства. Брат Ривки Лаван и отец Бетуэль в принципе как бы и готовы выдать ее за Ицхака, но уклоняются от прямого ответа, пытаясь отложить решение. Возможно, уже полученные богатые подарки убедили их в том, что за девицу можно будет выручить побольше: "Пусть побудет с нами девица год или десяток (месяцев)" (Брейшит 24:55) (по др. переводу «дней хотя бы десять» или «несколько дней, хотя бы десять» - прим. «Борух»). В конце концов они решили: "Позовем девицу и спросим, что она скажет" (Быт 24:57), полагая, что девушка смутится, испугается за свое будущее. Откуда совсем еще юная Ревекка знает, в чем ее судьба? Но она не колеблется ни минуты – и покидает отчий дом. По сей день напутствуют еврейскую девушку родители теми же словами, что сказала вслед Ревеке ее мать:"СЕСТРА НАША! ДА СТАНЕШЬ ТЫ МИРИАДАМИ ТЫСЯЧ, И ДА ОВЛАДЕЕТ ПОТОМСТВО ТВОЕ ВРАТАМИ ВРАГОВ СВОИХ!".(Брейшит 24:60).

Встретив в открытой степи одинокого незнакомца, Ревекка обращаясь к Элиэзеру с вопросом: "Что там за человек идет по полю нам навстречу?" (Брейшит 24:65), будто сразу знает, что этот человек и есть ее будущий муж. Наверняка на долгом пути каравану уже встречались другие мужчины. Но книга Бытия ни разу не упоминает о подобном – как будто Ревекка и не спрашивала раньше ни о чем. Из всего сказанного вытекает лишь один ответ – она обладает несомненным пророческим даром. Рамбам, объясняя феномен пророчества, описывал его как вспышку молнии, освещающей путь. Возможно, у Ревекки этот дар проявляется не постоянно, но в его наличии нет ни малейшего сомнения. Не от этого ли дара и ее уверенность в правоте своих поступков, так отличающая ее от Исаака? А заканчивается 24 глава книги Бытия торжественными словами: «И ВВЕЛ ЕЕ ИЦХАК В ШАТЕР САРЫ, МАТЕРИ СВОЕЙ, И ВЗЯЛ РИВКУ, И ОНА СТАЛА ЕМУ ЖЕНОЮ, И ОН ПОЛЮБИЛ ЕЕ, И НАХОДИЛ ИЦХАК УТЕШЕНИЕ ПОСЛЕ МАТЕРИ СВОЕЙ». То есть, получил Исаак не просто жену – любящую подругу и мать.

Рождение сыновей и странствия

В этой удивительной семье еще от Авраама повелось, что рождение подлинного наследника – чудо, происшедшее по воле Всевышнего после долгих молитв. Вот и Ревекка долго не могла забеременеть – до тех пор, пока Исаак не присоединился к ее молитвам. Но беременность оказалась настолько нелегкой, что измученная Ревекка восклицает «Зачем же я молилась». И затем, ничуть не сомневаясь в своем праве, идет вопросить Б-га о смысле происходящего. Полученный ответ (Быт. 25: 23) не просто открывает Ревекке будущее. Отныне она абсолютно уверена в своей доле в общей миссии семьи – на ней лежит долг проследить за тем, чтобы наследство получил именно тот, кому оно предназначено. Ошибается она в дальнейших своих поступках или нет – судить не нам. Это Б-г возложил на Ревекку тяжесть решения, и она выполняет свой долг – как умеет.

Тем более что все происходящее подтверждает ее правоту. Старший и рождается каким-то волосатым, мощным, и растет, как буйная поросль, он далек от матери и ее хозяйственных забот. Зато младший растет рядом с Ревеккой – и она, в отличии от Исаака, видит заложенные в нем качества, которым только предстоит расцвести. К тому же Яков помогает матери, учится от нее – словом подлинное материнское утешение. А тем временем в стране наступает голод, и семья Исаака вынуждена вновь отправиться в путь. «И ПОШЕЛ ИЦХАК К АВИМЕЛЕХУ, ЦАРЮ ПЛИШТИМ, В ГРАР» - Быт 26:1. Здесь Всевышний вновь подтверждает Исааку свой завет с ним – как с продолжателем дела Авраама. И здесь Исаак вновь наступает на те же грабли, на которые некогда наступал его отец – он выдает Ревекку за свою сестру. Супругов выдает их привычка «играть». Местный царек, Авимелех, в ужасе от возможной кары за захват чужой жены, запрещает кому - бы то ни было из своих подданных причинять малейший вред пришлым людям. А тем временем Исаак, первым в своей кочевой семье пытается осесть на земле. О том, какую роль в этой попытке сыграла Ревекка ничего не сказано, но, безусловно, ей, горожанке, выросшей в земледельческой стране, эта инициатива пришлась вполне по плечу, она активно помогала мужу достичь успеха.

Освоение мира (Быт 26:12-16). Первое изгнание

«И СЕЯЛ ИЦХАК НА ТОЙ ЗЕМЛЕ, И СОБРАЛ ОН В ТОТ ГОД, СТОКРАТНО И БЛАГОСЛОВИЛ ЕГО ГОСПОДЬ. И ВЕЛИКИМ СТАЛ ЭТОТ МУЖ, И ВОЗВЕЛИЧИВАЛСЯ ВСЕ БОЛЬШЕ, ПОКА НЕ СТАЛ ЧРЕЗВЫЧАЙНО ВЕЛИКИМ.

И БЫЛИ У НЕГО СТАДА МЕЛКОГО СКОТА, И СТАДА КРУПНОГО СКОТА, И БОЛЬШОЕ ХОЗЯЙСТВО; И ЗАВИДОВАЛИ ЕМУ ПЛИШТИМ. И ВСЕ КОЛОДЦЫ, КОТОРЫЕ ВЫКОПАЛИ РАБЫ ОТЦА ЕГО, ВО ДНИ ОТЦА ЕГО, АВРААМА, ЗАСЫПАЛИ ПЛИШТИМ И ЗАПОЛНИЛИ ИХ ЗЕМЛЕЙ».

Одна, всего одна фраза – но как много в нее заложено. Не от торговли и посредничества (как позднее пришлось его потомкам) обогатился Исаак, не от эксплуатации ближних, но от освоения пустыни, от благословения Всевышнего: Исаак сеял и собирал урожай сто крат, он копал колодцы и находил живую воду (Быт. 26:19) «И НАШЛИ ТАМ КОЛОДЕЦ С ЖИВОЙ ВОДОЙ». А что же его соседи? Вместо того чтобы радоваться – вот она, вода, жизнь для тех, кто ее находит, для людей, животных и растений, вода и для владельца колодца, и для его соседей. Но ранее филистимляне не просто забросили колодцы Авраама, они их землей засыпали – чтобы даже и следа не было. И то, что Исаак находит колодцы и вновь откапывает, только раздражает филистимлян. Причем, в Писании не сказано, что Исаак запрещает соседям пользоваться водой (хотя споры из-за вырытых рабами Исаака колодцев, то и дело повторяются), значит, дело не в этом. Разгадку нам подсказывает фраза: «И НАЗВАЛ ИХ ИМЕНАМИ, КОТОРЫМИ НАЗВАЛ ИХ ОТЕЦ ЕГО» (Быт.26:18). Имя в ближневосточной традиции – не просто наименование человека или местности, это выражение подлинной сути. Не даром же Адаму, первому человеку была доверена почетная обязанность – давать имена. Дать имя колодцу – значит связать его невидимыми нитями притяжения со своим родом. Филистимляне, «Народ моря», пришедшие на землю Ханаана как завоеватели, не желали иметь соперников во владении ею. А то, что именно род Авраама и Исаака есть подлинные хозяева страны, им она открывает свои сокровенные тайны - свою воду, в их руках «отдает стократно» очевидно. И вот силы безжизненной пустыни - силы язычества - объединились, чтобы преградить путь живой воде.

То, что происходит далее – в многострадальной истории еврейского народа повторялось не сотни – тысячи раз. Это всего лишь первое изгнание, прообраз всех остальных.

«И ЗАВИДОВАЛИ ЕМУ (Исааку) ПЛИШТИМ (Быт. 26:14)». Более того, сам Авимелех, филистимский царь, заявляет Исааку «УХОДИ ОТ НАС, ИБО ТЫ СТАЛ ГОРАЗДО СИЛЬНЕЕ НАС» (Быт 26:17). Но, когда Исаак достигает, наконец, свободного места, где вокруг найденной воды уже не возникают споры, основывая там новое поселение (воздвиг жертвенник Б-гу Всевышнему, раскинул шатер), вожди филистимлян приходят к нему, чтобы заключить союз. Исаак сначала возражает: «ВЫ ЖЕ МЕНЯ ВОЗНЕНАВИДЕЛИ» (Быт 26:27). Но Исаак предпочитает мирно сосуществовать с соседями, поэтому он устраивает для гостей пир, подтверждает в совместной клятве союз и согласие.

Благословение сыновей

Исаак и Ревекка стареют, зато подрастают сыновья. Исав, напористый, опрометчивый, чуть диковатый охотник – ближе всего Исааку. Возможно, любовь к старшему сыну была выражением внутреннего конфликта Ицхака, в котором он видит качества, которые сам не сумел реализовать? Возможно даже, Исав кажется Исааку похожим на Авраама более, чем Яков? Именно поэтому, несмотря на беспорядочные женитьбы Исава на хананеянках, на его достаточно неупорядоченную жизнь, Исаак хочет передать право на продолжение семейной миссии именно ему. Но в этот момент Исаак оказывается лишь пассивным исполнителем Высшей воли, угаданной его женой. Конечно, сам Исаак предпочитал бы сильного наследника, способного без колебаний добиваться победы. Он не сумел разглядеть это качество в своем младшем сыне, но Ревекка намного ближе к сыновьям, чем Исаак, она проницательнее, прекрасно понимает, что даже в столь зрелом возрасте (не менее 40 лет) Яков еще не сформирован, он еще только готовится к настоящей жизни.

Если сравнить благословения данные Исааком – сначала Якову как Исаву (Быт 26:27-29) и, затем – пред уходом Якова в Харран (Быт 28:3-4) с благословением, которое получил Исав (Быт 27 39-40) можно увидеть, как разительно они отличаются. Исаву предназначалось главенство в семье, богатство, власть и могущество, а главное – почет и уважение ему и его потомкам. Якову, уходящему в неизвестность – «БЛАГОСЛОВЕНИЕ АВРААМА» - «ЧТОБЫ СДЕЛАЛСЯ ТЫ СОНМОМ НАРОДОВ» - то есть не имущество движимое и недвижимое было подлинным наследством, а контракт с Б-гом. И передать его по наследству не достаточно - только тот, кто действительно достоин этого благословения, получит его от самого Всевышнего. А Исаву досталось - «И МЕЧОМ ТВОИМ БУДЕШЬ ЖИТЬ, И БРАТУ ТВОЕМУ СЛУЖИТЬ, НО КОГДА ВОЗНЕГОДУЕШЬ, СВЕРГНЕШЬ ТЫ ИГО ЕГО С ШЕИ ТВОЕЙ». То есть, напутствуя Якова в долгий путь, Исаак уже понимал, что решение принято Ревеккой и принял его, как принимал все решения любимой.

А что же мама Ревекка? Исаак, человек бесхитростный, не разобрался в своих сыновьях – он лишь видел, что Исав почтителен с ним и ценил сына за это Прагматичная Ревекка отлично знала все хорошие и дурные стороны обоих сыновей. Ревекка предпочитает не беспокоить мужа, объясняя ему недостатки его любимца. Более того – она не просто добивается, чтобы благословение получил тот, кто более его достоин, но и того, чтобы Исаак не получил страшного потрясения от возможного разочарования – ведь Исав вряд ли смог обеспечить продолжение семейного дела.

Ревекка любит обоих сыновей – это подчеркивают ее слова «ЗАЧЕМ ЖЕ МНЕ ТЕРЯТЬ ВАС ОБОИХ В ОДИН ДЕНЬ?». Ревека славилась своей удивительной добротой, сама мысль о том, что один из сыновей может стать убийцей – которого она возненавидит, страшит ее. И она отправляет младшего сына в дальнее странствие, обрекая себя на разлуку.

Исаак и Ревека – архетип брачных отношений ХХI века?

Давайте на несколько строк отвлечемся от того, что люди, о которых мы говорим, жили за несколько тысячелетий от нашего стремительного века. Попробуем вспомнить результаты социологических исследований института семьи. И увидим интересную картину – схема внутрисемейных отношений все больше приобретает черты, сходные с той, в которой жили наши герои. Сильная, решительная, деловая – бизнес-леди ХХI века и ее постоянно рефлектирующий, нерешительный супруг. Везде – от Японии и России, до Западной Европы и США. Причем, Исаак отличается от современных мужчин скорее в выгодную сторону. Он напоминает скорее поглощенного интеллектуальной деятельностью ученого. Но таких немного – а вот непрактичных, нерешительных, слабых духом, привыкших во всем полагаться на своих супруг, все больше. Похоже, семейный опыт библейской Ревекки заслуживает самого пристального изучения.

Место в пещере Махпела.

Все, что мы знаем о дальнейшей жизни Исаака - это то, что он умер в возрасте 180 лет «старым и насыщенным днями» (Быт. 35:28–29) и был похоронен в пещере Махпела рядом с родителями Авраамом и Саррой (Быт. 49:31). Но кто же все эти годы заботился о нем, обеспечивая привольное обитание в шатре? Кто воспитал из бродяги Исава достойного уважения вождя, главу огромного семейства? Ни слова об этом не говорит нам Писание. Мы знаем лишь то, что рядом с Исааком, в пещере Махпела, в семейной усыпальнице покоится его жена – одна из четырех праматерей еврейского народа.

И пусть те, кто обвиняют ее в обмане и предательстве задумаются о том, что вынесла эта подлинно великолепная женщина, решительная и целеустремленная, всегда лучше своих сыновей знавшая – что для них хорошо и что плохо, как им следует поступать, готовая ради них пойти на любые жертвы...

 

Прообраз любой «аидише мамэ» - еврейской матери всех времен.

(Моим родителям, моей маме – подлинной наследнице библейской Ревеки....)

Источники: проф. Нехама Лейбович
«Новые исследования книги Берешит в свете классических комментариев»

Изображение: Елиезер и Ревекка. Фрагмент гравюры Г. Доре

Комментарии  

0 # студент 30.08.2014 20:45
интересно было бы узнать какой термин стоит в слове "играл", когда речь идет об интимных отношениях Исаака и Ревекки, что именно означает то, чем они занимались, как эти действия понять, ведь играться можно и брату с сестрой, однако их "игры" были какими-то особенными, раз царь заподозрил нечто...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать | Сообщить модератору

Добавить комментарий

Правила комментирования просты: стиль дворянского общения. Это значит не "тыкать" незнакомым участникам, не высказывать что-либо в обидном тоне, не пользоваться крепкими выражениями и считать других умнее себя.
Пожалуйста, говорите о статье, а не о Ваших религиозных убеждениях.
Согласно правилам boruh.info любой комментарий может быть удален или сокращен модератором без объяснения причин.
Пожалуйста, не размещайте комментарии в стиле «а вот ссылка на мою статью». Такие комментарии могут публиковать только авторы.

Хотите редактировать Ваши комментарии? Зарегистрируйтесь на сайте.


Защитный код
Обновить