«Я знаю, что Бог существует»

Интервью с рабби Рами М. Шапиро, взятое журналом «Шаббат Шалом».
Рами M. Шапиро является раввином «Храма "Дом света"» и директором Еврейского центра образования «Двекут».

Рабби Шапиро вырос в традиционной семье сторонников реформированного иудаизма и работал в синагоге.

По его собственным словам, он не делит иудаизм на течения: «Я учусь у всех раввинов и мудрецов, и практикую иудаизм пророка Михея: «действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим». "Я называю этот подход просто еврейским. Вы можете прочитать об этом на моем сайте - www.simplyjewish.com" - говорит рабби Шапиро.

Шаббат Шалом: В контексте еврейского вероисповедания, кто такой Бог и как каждый понимает Его?

Шапиро: Иудаизм не имеет никакого утвержденного вероучительного кредо, догм или теологических нормативов. Кроме утверждения о том, что Бог Един (которое, конечно, предполагает приоритет Бога), иудаизм не придерживается никакой официальной религиозной позиции. Если вы хотите узнать, что я подразумеваю под словом " Бог ", то я бы сказал так: Бог - источник и суть всего сущего. Все, что существует - проявление Бога во времени и пространстве. Вы и я - Бог, или, лучше сказать, Бог проявляется, как вы и я. Полностью понять Бога мы не можем. Есть две причины для этого: Во-первых, Бог – в отличие от нас, непостижим, он не может быть познан. Во-вторых, вмещая все, что было, есть и будет, Бог слишком велик для нас, чтобы уменьшить Его до некоей постижимой сущности. Бог может быть осознан, испытан, Его существование можно реально представить, но постичь Его, как можно было бы понять математическую формулу, невозможно.

Шаббат Шалом: Что означает верить в Бога?

Шапиро: Я не использую слово верить, когда это относится к Богу. Это слово предполагает недостаток знания. Например, я не говорю: "я верю, что у меня есть сестра". У меня либо есть сестра, либо ее нет. И при этом я не говорю: "я верю, что я подписался на Time Magazine". Или журнал приходит на почту каждую неделю, или этого не происходит. Вера здесь не имеет значения: это вопрос реальной действительности. Бог – реальная действительность, и вера здесь ни причем. Мы или знаем, что Бог существует, или мы не знаем этого. Я знаю это. Как я могу узнать это? Путем своих размышлений над опытами физического и духовного свойства, которые я собираю в единое Целое, которое и есть Бог. Из своей умозрительной практики я знаю, что Бог существует и что я и все сущее есть выражение Бога. Не вера, только реальность.

Шаббат Шалом: Какие обязательства мы имеем по отношению к Богу? В чем они выражаются?

Шапиро: Мы не имеем никаких обязательств по отношению к Богу. Это дуалистический подход, и он подразумевает, что Бог существует как нечто отличное от нас. Мы не можем ничего ни добавить к Нему, ни изъять из Него. Бог не нуждается в нас в том смысле, чтобы мы служили Ему каким-то образом. То, что мы на самом деле имеем – так это обязательства по отношению к реальности. Когда мы понимаем, что мы – единое целое с Богом, мы понимаем, что составляем неразрывное целое со всей жизнью. Это неразрывное единство обладает внутренне присущим ему неудержимым стремлением действовать справедливо и с состраданием. Наш ближний, все, кого мы встречаем в жизни — проявление Бога, и заслуживает, чтобы с ним обращались в духе святости, так же, как и с нами. Мы любим своего ближнего, как самого себя, потому что мы воспринимаем и себя и ближнего как Бога, и можем любить так, что эта любовь определяет наш образ жизни, путь, по которому мы идем.

Шаббат Шалом: Какие символы обычно присутствуют в повседневной жизни еврея, призванные напомнить ему/ей о Боге и глубже познавать Бога?

Шапиро: Символы могут быть мощным напоминанием о реальной действительности, но они не могут раскрыть действительность. Бог не сокрыт; мы сами просто спим в этой жизни. В чем мы нуждаемся – в символах, которые разбудили бы нас. Среди всех еврейских символов, взывающих к пробуждению, я люблю больше всего мезузу: мезуза - свиток, содержащий Shema (Шема), символ веры иудаизма, учение о единой реальности всего сущего как Бога: Слышишь, Израиль, Господь, Господь Бог твой – Един есть. Мы помещаем этот символ веры в кожаную коробочку и прикрепляем к каждому дверному косяку в своих домах. Всякий раз, когда мы видим мезузу, мы вспоминаем связанные с ней вещи и Бога. Мой учитель, Сильвиа Бурштейн, говорит, что мы не должны входить или выходить из комнаты с мезузой, прикрепленной к дверному косяку, пока не установим мир со всеми теми, с кем общаемся в своей жизни. Это было бы мощной духовной практикой. Возможно, единственной, необходимой нам.

Шаббат Шалом: Если обратиться к еврейскому опыту, то, что именно предполагает более глубокое знание Бога: внешние действия или личное сокровенное общение с Богом?

Шапиро: Иудаизм не делает различия между явным и тайным. Каждый внешний акт включает личное усилие или кавану. Таким образом, если Вы просто совершаете некий ритуальный акт без надлежащего внутреннего состояния, то этот акт будет иметь небольшую ценность. Необходимо соединить воедино физические, эмоциональные, интеллектуальные и духовные усилия каждого из нас и затем действовать в благоговении и святости. Хороший пример этого - ритуал тфилин,- коробочки, содержащие Shema, который еврей в сердечном размышлении надевает на голову во время утренней молитвы и размышления. Предназначение тфилина в том, чтобы напомнить нам о необходимости объединить свои взгляды и чувства, свою голову с сердцем, и затем дать этому единству проявиться в своих повседневных действиях. Надевать тфилин, не объединяя при этом мысли, слова, чувства и дела – напрасная трата времени. Все же, трудно не забывать об этом единстве без некоторого внешнего напоминания. Так внешнее пробуждает внутреннее, которое в свою очередь делает внешнее значащим. Эти две вещи тесно взаимосвязаны. После всего сказанного позвольте мне заметить, что эти действия ставят своей целью приобретение большего знания о Боге. Бог - не есть объект для познания, но самая истинная сущность для осознания. Мы не делаем в еврейской манере нечто, позволяющее узнать больше о Боге; мы делаем это в свойственной евреям манере, чтобы в большей мере явить Бога и благочестие в своей повседневной жизни.

Шаббат Шалом: действительно ли возможно человеку узнать Бога и общаться с Ним?

Шапиро: Я боюсь, что я буду говорить, как заигранная пластинка, но сам язык вопроса - уже проблема. Каждая человеческая личность это проявление Бога; это - то, что Тора имеет в виду, когда говорит, что мы созданы по образу и подобию Бога. Мы - Бог в том же смысле, как волна – это океан. Так что мы взаимодействуем с Богом все время. И чем больше мы познаем свою истинную сущность, тем больше мы познаем, что сами являемся Богом. Мы никогда не бываем отделены от Бога. Мы только «спим», когда речь идет о нашей фундаментальной связи с Богом.

Шаббат Шалом: В какой мере Бог вмешивается в человеческую историю? Имеет ли человек свободную волю?

Шапиро: Поскольку Бог - все, Бог - также и история. История (человечества) - история откровения Бога в нашей Вселенной. Бог не направляет ход процессов и событий, и при этом Бог не изменяет ход истории. Ход истории не был запрограммирован с начала времени. Мы создаем историю своими действиями здесь и ныне. Каждое действие имеет последствия: святое деяние и история являют собой святой мир, неправедное деяние и история являют собой нечестивый мир. Оба пути открыты для нас; вопрос в том, что мы хотим делать. Подразумевает ли это, что у нас есть свобода воли? Да, в определенных рамках. Я хотел бы летать без самолета или другого аппарата. Могу ли я это? Нет, я могу захотеть сделать это, но я не могу заставить это случиться. Так что существуют физические пределы осуществления моих слов в этих условиях. Бог - не меняется: Он в не меньшей степени внутри, с нами, и, как мы, чем раньше. Бог не признает прошлого и будущего; Бог - ныне, вечный настоящий. Что касается греха, то каждый грешит, и это никогда не препятствует осознанию Бога. Каждое утро религиозный еврей благодарит Бога за свою душу и напоминает себе, что душа чиста, не запятнана грехом. Душа - тот уровень сознания, который «пробужден» по отношению к Богу. Грех - отступление от того абсолюта, который являет Собой Бог. Когда мы отступаем от Него, мы действуем из эгоистических соображений, стремясь управлять миром и владычествовать над другими во имя своих собственных целей. Но мы всегда имеем возможность вернуться на путь духовности, потому что наша душа никогда не остается в западне этого ложного чувства разделения. Евреев учат пробудить свою изначальную природу как продление Бога, и затем действовать исходя из понимания: что справедливо, как действовать милостиво и смиренномудренно ходить в Боге с Богом и как Бог.

Шаббат Шалом: Изменялось ли понимание Бога и поклонение Богу в еврейской истории?

Шапиро: Иудаизм - 4000-летняя цивилизация. Она неоднократно обновлялась. Именно поэтому она выжила. Если бы идеи 4000 летней давности бытовали среди нас сегодня, они казались бы нам абсурдными: да, наши идеи изменились. Некоторые из этих изменений проявились в социальной, некоторые в политической или в интеллектуальной сфере. Ряд из них – в области теологии. Это происходит потому что, через какое-то время рождаются люди, которые способны пробуждать интерес к Богу больше, чем средний человек, и они тогда преподносят нам единство Бога и всего сущего в более современной форме, более соответствующей нашему времени. В своем начале Иудаизм учил, что Бог Един, и нет ничего иного, кроме Бога. Но поскольку мы продолжаем жить и учиться, то через какое-то время знание развивается.

Шаббат Шалом: Преследования такого рода, как например, во время Холокоста, изменили ли они или уменьшили еврейское понимание Бога?

Шапиро: Преследования изменили еврейские представления о Боге повсюду в нашей истории. Мы всегда пробуем найти смысл в том, что происходит с нами, и часто это требует пересмотра старых идей. Но идеи - не действительность. Идеи о Боге - не сам Бог. Бог не изменяется. Действительность не изменяется. Меняется только наш способ передачи мыслей о Боге и действительности. В наше время Холокост заставил многих евреев оставить Бога. Это значит, что идея о Боге, которую они имели, не может быть совместимой с убийством 6 000 000 евреев. Это ничего не говорит о Самом Боге, но только о специфическом представлении о Боге. Весьма печально сознавать, что у многих из этих евреев нет другой концепции Бога, которая позволила бы им вернуться к Богу, и нет никакого непосредственного контакта с Богом, на который можно было бы положиться. Всякий раз, когда меня пробуют втянуть в теологические дебаты о Холокосте, я отказываюсь в них участвовать. Что мы должны сделать – так это искать другие представления о Боге и затем, выходя за рамки всех концепций, стремиться познать, что значит почувствовать Бога: непосредственно через молитву и размышление.

Шаббат Шалом: Насколько разнятся представления о Боге среди современных евреев? Можно ли быть евреем и не верить в Бога?

Шапиро: Древнее высказывание: "Два еврея, три мнения " не потеряло своей актуальности и сегодня. Еврейский народ свободен мыслить независимо от того, любит ли он Бога или целиком отрицает Бога. Можно быть культурным евреем и не иметь никакого отношения к Богу. Вера - не определяющий фактор того, быть евреем или нет. Иудаизм, это кое-что еще. Можно быть евреем и не иметь никакого отношения к Иудаизму как к религии. Но нельзя принять Иудаизм и не «бороться» с Богом. Действительно, слово Israel (Израиль) означает "тот, кто борется с Богом". Я надеюсь, что религиозные евреи будут идти дальше слов и верований и следовать за советом Библии, чтобы "испытать и увидеть, что Бог благ". Я надеюсь, что мои ответы на эти вопросы имеют (для кого-то) значение. Спасибо за возможность поделиться своими взглядами.

 

Беседовал Уэсли Сзамко, аспирант Университета Андрюса,
Перевод Марианны Глебушко

Добавить комментарий

Правила комментирования просты: стиль дворянского общения. Это значит не "тыкать" незнакомым участникам, не высказывать что-либо в обидном тоне, не пользоваться крепкими выражениями и считать других умнее себя.
Пожалуйста, говорите о статье, а не о Ваших религиозных убеждениях.
Согласно правилам boruh.info любой комментарий может быть удален или сокращен модератором без объяснения причин.
Пожалуйста, не размещайте комментарии в стиле «а вот ссылка на мою статью». Такие комментарии могут публиковать только авторы.

Хотите редактировать Ваши комментарии? Зарегистрируйтесь на сайте.


Защитный код
Обновить